Жизнь для детей

Социум

Екатерина ЯШНИКОВА
Фото автора

PIC_2636Во многих странах существует социальное сиротство. К сожалению, наша страна не исключение. Тысячи детей живут в приютах и детдомах при живых родителях. Воспитатель не может уделить достаточно внимания каждому ребенку, а создавать мини-приюты экономически нецелесообразно. Но выход есть. Уже не первый год в Беларуси действует международный проект «SOS — Детские деревни» — так называемая «семья без родителей»: мать-воспитательница и до семи детей разного возраста. Надежда Солохо, одна из социальных мам «SOS — Детской деревни Боровляны», согласилась рассказать об этом нашему изданию.

Как все начиналось

— Я работала учителем в Витебской области, затем некоторое время была социальным педагогом. Однажды услышала по радио, что в детскую деревню в Боровлянах требуется женщина для воспитания детей. Мои дети уже выросли, сын собирался поступать. Это было три года назад. Я позвонила по номеру, который назвали, договорилась о собеседовании, и через некоторое время уже была здесь. Проходила практику и стажировку у Натальи Чиковкиной, потом год отработала в частном социально-педагогическом учреждении образования «SOS — Детская деревня Боровляны» «тетей», а уже в июле стала социальной мамой.

Дети бывают разные: с кем-то проще найти общий язык, с кем-то — сложнее. Впрочем, так и бывает в семье. Я только начинаю свою карьеру социальной мамы, поэтому у меня пока всего четыре ребенка: Вадим, Аня, Лера и Диана. С Аней и Лерой мы приехали в детскую деревню в июле и вначале жили в домике № 4: Наталья Чиковкина, жившая в нем, завершала свою карьеру социальной мамы, и у нее было всего два ребенка. В дом № 10 мы с детьми переехали вечером 31 декабря, так что Новый год начался на самом деле со всего нового. В доме прошел капитальный ремонт, я выбирала мебель Китая из лучших коллекций, в общем, продумывала весь интерьер. Не захотела менять лишь шкафы: они из натурального дерева и прочней, чем мебель из ДСП. А дети есть дети, например, моя младшенькая, Лера, разрисовала стенку возле кровати, чтобы было веселее. У каждого ребенка есть свой фотоальбом, но пока у нас немного фотографий, некоторые мы отсылаем спонсорам, и они на праздники присылают детям посылки. А летом дети ездят на месяц в Италию, на оздоровление. Для них организовывается палаточный городок, экскурсии.

Каждый понедельник мамы собираются на «круглый стол», обсуждают вместе с директором проблемы, проекты.

Кто может стать воспитанником социальной мамы?

— У нашего социального педагога есть сведения о том, какие дети могут попасть в детскую деревню. У проекта «SOS — Детская деревня» достаточно жесткие требования: ребенок не должен иметь психических отклонений. После того, как психолог соберет сведения о малыше, он предлагает какой-то из мам взять его на воспитание. Тогда мамы беседуют с детьми и решают, брать их на воспитание или нет. Я уже хоть сегодня готова взять пятого ребенка, мальчика Сашу. Но не все так просто. За каждым ребенком должно быть закреплено жилье, и пока за Сашей не закрепят дом его мамы в Узденском районе, путевку в детскую деревню ему не выдадут. Мы с детьми ждали его к концу февраля, но пока наша встреча откладывается.

Будни в детской деревне

— В деревне созданы все условия для жизни детей. Валерий Михалевич, наш директор, разрешает занятия с репетиторами. Но, к сожалению, некоторые из них становятся маленькими иждивенцами: мол, меня накормят, за мной поухаживают, жилье у меня будет, так ради чего стараться? К тому же они понимают, что ежемесячно на их содержание выделяется определенная сумма, и ее размер не зависит от их поведения. Конечно, многое зависит от того, найдет ли мама подход к ребенку. Вообще, дети живут в деревне до получения базового образования, а затем переходят в молодежный дом, что-то вроде общежития. Если мама хочет, то она может оставить ребенка в деревне, пока он не окончит среднюю школу. Ее мнение учитывается.

Мои дети учатся в Минске, каждое утро специальный автобус отвозит школьников из детской деревни в школу, а после занятий они посещают кружки, дополнительные занятия. Когда они приходят домой, я могу их отправить в магазин за покупками, попросить помочь с уборкой, со стиркой. Генеральная уборка у нас два раза в неделю: по средам и субботам. Я учу детей бережному отношению к вещам, может быть, родные мама с папой их не учили этому, но я должна.

Раз в неделю у меня выходной, но я группирую свои выходные и раз в месяц уезжаю на четверо суток к своим родным, в Витебскую область. Дети в это время остаются с моей помощницей, хотя иногда я беру кого-то из них с собой.

Работа в детской деревне — это определенный образ жизни, возможно, даже какое-то самоотречение. Я больше общаюсь именно со своими детьми, у меня мало знакомых. Но это мой выбор, я им довольна, и пока мне здесь очень комфортно.

Наш разговор прервал шум. Открылась дверь. «Мамочка, мы дома!» — раздался возглас. Надежда Ивановна сразу расцвела, улыбнулась: «Аня с Дианой вернулись из школы», — пояснила она. Для этой замечательной женщины общение с детьми — не просто работа. Это — ее жизнь.



Добавить комментарий