Яков НАУМЕНКО. Просто жить и просто петь

Новости

Анна КОРЯКОВА

Яков-Науменко1Никогда не бывает так сложно «поймать» артиста для разговора, как в предновогоднюю пору. Найти «форточку» в его плотном рабочем графике и втиснуться куда-нибудь между съемками новогодних передач, разъездами, концертами, утренниками и корпоративами — надо постараться. Мне же просто повезло: мой собеседник в день интервью оказался дома.

— Так случается нечасто, — признался Яков Павлович. — Бывают дни, когда встаешь в 5 утра, едешь в Минск, потому что выезд из филармонии обычно достаточно ранний. Выступления, дорога назад, здесь другие выступления, домой возвращаешься очень поздно. Бывает так, что утром едешь в Витебск, а вечером петь должен в Бресте. Уже сейчас на будущий год у меня запланированы выступления в Чернигове в Украине и в Нарве в Эстонии.

— Летом вы представили публике свой новый диск «Золотые песни», в который вошли лучшие из лучших хитов советской эстрады. Чем планируете удивлять зрителя дальше?

— Хочу выпустить альбом из 10 белорусских песен, некогда хорошо  известных, но сейчас несколько подзабытых. И еще планирую подготовить альбом, в который бы вошли исключительно народные песни. Только подать эти песни мне бы хотелось так, как я их вижу и чувствую, предложить слушателям свое прочтение. Попытаюсь поделиться тем, чем народная песня привлекла меня самого.

— Во время учебы в Гнесинке вы посещали занятия таких мэтров сцены, как Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Гелена Великанова. Какие из их рекомендаций считаете наиболее важными для себя?

— Это был неоценимый опыт, который дал мне очень много в профессиональном плане. Но отнести этих людей к категории своих духовных наставников не могу. Вот несколько лет назад я увлекся славяно-арийской ведической культурой, которая дает много поводов к размышлению и возможности для духовно-нравственного самосовершенствования. По мере того, как узнаю что-то новое, понимаю, насколько мало мы знаем о наших далеких предках, как разумно и гармонично была устроена их жизнь и как многому нам, потомкам, у них стоит поучиться.

— Как относитесь к педагогической деятельности, одно время вы ведь преподавали в институте культуры?

— Было дело. Я консультирующий артист, и мне было интересно опробовать одну методику обучения пению. У меня это получилось, сразу скажу, что педагоги-ка — это мое, но сейчас на преподавание совсем нет времени. И главное, в чем я уверен, — в обучении вокалистов не должно быть конвейера, это всегда должен быть индивидуальный подход.

— Вы не раз говорили, что основная проблема современной эстрады — отсутствие смысла в текстах.

— Я бы просто различал музыку слушательскую и дискотечный вариант. Для последнего, конечно же, важен ритм и не важны слова. Такой подход тоже имеет право на существование, только переносить его в концертные залы, по-моему, не нужно. Хорошая музыка должна воздействовать на человека, заставлять его думать и переживать.

— Какую музыку предпочитаете вы?

— Я очень ценю качественный вокал. С удовольствием слушаю Тома Джонса, Энгельберта Хампердинка, Мирей Матье, люблю «Deep purple», ранних «Песняров» (современные — это уже далеко не то), старые украинские группы «Кобза» и «Червона рута», польских «Скальдов».

— Вы как-то говорили, что вам очень симпатична Елена Ваенга.

— Да. Я считаю ее талантливым, мыслящим человеком, и любопытно, какие будут ее следующие шаги  в творчестве, потому что у меня создалось впечатление, что у нее был очень богатый творческий запас, но она выплеснула его на сцену практически  в одночасье. Сейчас появляются ее ранние песни, но уже в новых обработках, с новыми аранжировками, а дальше?..

— Как складываются ваши отношения с белорусскими коллегами по сцене? Может быть, с кем-то из них вы дружите?

— Хорошо общаюсь и уважительно отношусь ко всем, но я человек спокойный и среди друзей нашей семьи все больше люди иных профессий: военные, медики, математики.

— Что означает для вас хорошо отдохнуть?

— Мы с женой охотно принимаем гостей у себя дома, в Жодино, вот уже третий год как заканчиваем его строительство (смеется). Кстати, я с радостью работаю молотком в доме. Он у нас стоит на участке в 25 соток, кругом лес, красивый пейзаж, сама атмосфера располагает к тихому отдыху, задушевному разговору под шашлык. В свое время я был мастером спорта по ручному мячу, так что сегодня активности в отдыхе мне больше не хочется (смеется), хотя на «велике» прокачусь с удовольствием. Если попадется хорошая книга, не жалко и целый выходной на нее «потратить». Вот недавно я так «зацепился» за «Россию в кривых зеркалах» Николая Левашова.

— Часто ли вам удается собраться всей семьей?

— Раз в полгода мы обязательно видимся с дочерью, или мы к ним приезжаем, или она сюда привозит внуков. Это уже большие парни — 9 и 16 лет.

— Без чего невозможно представить новогодний стол в семье Науменко?

— Вы знаете, я очень неприхотлив в еде. Буду рад всему, что поставят на стол. Вот в юности просто обожал халву, а потом как-то переел ее, что ли. А вообще, очень люблю вареную сгущенку, могу просто так есть ее ложкой!

— Спрашивать артиста, как он будет отмечать Новый год, бессмысленно…

— Конечно, на работе. В 00.15 у меня уже выход на одном из корпоративов.

— Припомните, пожалуйста, самую необычную в вашей жизни встречу Нового года.

— Лет 10 назад был веселый случай. 31 декабря. На дворе минус 20. Метель страшная, на улице ни души, все по домам празднуют. У меня уже где-то выступление седьмое по счету, остались минуты до Нового года. Надо успеть доехать до очередной точки где-то на окраине Минска, а я из-за непогоды дороги не разбираю и по карте уже не ориентируюсь. Вижу фонарный столб, и с двух сторон его аккуратно обнимают два товарища, которые совсем напраздновались. Делать нечего, выхожу из машины и спрашиваю, дескать, мужики, такой-то и такой-то адрес, это где? Один их них, с трудом оторвав голову от столба, навел на меня резкость и в немыслимом изумлении проговорил другу: «Смотри, Науменко!». Тогда-то я, наверное, и понял: вот она, популярность!

— Но к зрителям вы все-таки успели?

— Конечно, стараюсь никогда не опаздывать. Хотя, что касается Нового года, на то выступление, что после 12-ти, опоздать невозможно: когда ни приедь — все будет вовремя! (Смеется.)

— Многие наши заводчане ваши большие и искренние поклонники.

— Мне это очень приятно. Я могу сказать, что меня с вашим предприятием связывает очень многое. Еще до войны, когда на месте тракторного был авиационный завод, его первым директором был мой родной дядя Михаил Игнатович Байдаков! В начале войны он занимался эвакуацией завода на Урал, в Потсдаме присутствовал при подписании акта о капитуляции, после остался в Москве, стал министром лесной промышленности, но о своей работе в Минске не забывал никогда. Я люблю ваш завод, Дворец культуры, всегда с удовольствием выступаю на его сцене и благодарен всем за неизменно теплый прием. С большим уважением отношусь к вашим людям и хочу пожелать им только доброго, исполнения того, чего они сами себе желают! Счастья вам в новом году!



Добавить комментарий