Владимир СЕЛЬКИН: «На мою судьбу повлияли обстоятельства»

Спорт

Андрей ГЛУЗД

Он вошел в историю белорусского футбола как первый голкипер, отыгравший в чемпионате 100 матчей «на ноль». Работал тренером вратарей в юношеских и молодежной сборных. Сейчас — в молдавском «Шерифе». Владимир Селькин вспомнил славное время в жодинском «Торпедо» и своеобразные методы Якова Шапиро, поведал несколько интересных историй из футбольной жизни

— Владимир, вы ведь сейчас являетесь тренером вратарей молдавского «Шерифа»?

— Валентин Михеев, с которым работал в юношеской сборной, предложил такой вариант. Я согласился, после чего на меня вышел главный тренер «Шерифа». И в конце июня прошлого года я переехал в Молдову.

— Каков у вас опыт тренерской работы?

— В 2008 году, выступая в «Нафтане», параллельно готовил вратарей. Уже в следующем сезоне окончательно вошел в тренерский штаб новополоцкой команды. С 2010-го работал с юношескими сборными Михеева и Вергеенко, а потом стал привлекаться к «молодежке».

— Предлагаю вспомнить годы, когда вы сами выходили на поле, и рассказать какую-нибудь интересную историю.

— Встречался мой витебский «Локомотив» с мозырской «Славией». Уступаем 0:1, а до финального свистка остается совсем немного времени. И тут футболист нашей команды наносит удар — на десять метров выше и в сторону от ворот. В раздевалке все к нему с вопросом: «Что ты делаешь?». «Мне ведь нужно было хоть как-то взбодрить команду», — ответил тот. К слову, матч завершился вничью.

— В жодинском «Торпедо» выступали под руководством Якова Шапиро…

— До этого играл в «Гомеле», но пришлось уйти. И тут возник вариант с Жодино. Кстати, исключительно благодаря настойчивости Якова Михайловича. Шапиро был не только хорошим тренером, но и тонким психологом. На первом месте у него стоял коллектив, поэтому и старался подбирать футболистов по человеческим качествам. А еще в самый ответственный момент умел принимать нужное решение. Пусть оно порой и казалось экстравагантным, но Яков Михайлович всегда отличался своим подходом.

— Вот об этом поподробнее, пожалуйста.

— Вроде бы неплохо начали чемпионат, но потом что-то не заладилось. Проиграли очередной матч и уже готовились к следующему туру. Собрались в Минске, а тренировок нет. Так продолжалось четыре дня. Никто ничего не объяснял, поэтому пришлось просто ждать звонка главного тренера. Лишь за день до игры поработали и отправились в Гомель. В итоге добились выездной победы 3:2. Таким вот образом Яков Михайлович встряхнул команду.

Еще Шапиро разрешал праздновать дни рождения. После игры весь коллектив отправлялся в баню, а именинник официально угощал пивом. Ящик с пенным напитком всегда стоял в душе под холодной водой. В других клубах после таких посиделок нужно было несколько дней собирать команду, ведь некоторые могли и загулять. Только в «Торпедо» все по-другому — на тренировку коллектив собирался в полном составе.

— В одном из интервью вы отмечали, что во времена переходного возраста не раз задумывались уйти из футбола…

— Когда тебе 16, хочется и с друзьями увидеться, и погулять, и на дискотеку сходить. А тут все по расписанию: утром — учеба, вечером — тренировка. К тому же мы постоянно принимали участие во всевозможных турнирах.

— Насколько знаю, вы служили в армии.

— Два года провел в ВДВ. Сейчас ни о чем не жалею. А раньше думал, что потерял время. Вернуться в футбол после армии оказалось непросто.

— И как вам удалось?

— За счет желания. На тренировках постепенно наверстывал упущенное, хотя не все получалось. Уже даже особо не надеялся, что удастся заиграть. Но на мою дальнейшую судьбу повлияли обстоятельства. Варивончик из «КИМа» перешел в минское «Динамо», а второй вратарь отказался продолжить сотрудничество с командой. Так я оказался в основе.

— Второго августа вам ведь приходилось выходить на футбольное поле?

— Очень часто День ВДВ выпадал на игровой день. Ничего не поделаешь — не всем же гулять.

—  Вратарям ведь можно играть в кепке. А в берете?..

— Я такого не практиковал. Это несерьезно. Сначала игра, а потом праздник.

— Отмечали?

— Если не за день до игры, то да. У нас все просто — сто грамм за ВДВ.

— В фонтане купались?

— Работа не позволяла. В разгар чемпионата нет времени куда-то ходить.

— Татуировка есть?

— Стандартная для ВДВ — на плече.

— Бутылки о голову разбивали?

— Было дело в армии и импровизация на «гражданке». В 1997 году по случаю «бронзы» витебского «Локомотива» был организован банкет на берегу озера. Вот и решили с Лешей Поге, который тоже служил в ВДВ, немного почудить. В общем, разбили по одной бутылочке.

— Учитывая вашу биографию, нападающие вас побаивались?

— Чего меня бояться? Эмоции бывали, но до рукоприкладства дело не доходило. Просто я не сторонник силовых методов.

— В вашей карьере был не совсем обычный случай, связанный с травмой. Расскажете?

— «Торпедо» встречалось с минским «Динамо». В одном из игровых эпизодов столкнулся с Леней Ковелем — порвал губу. Наш врач, Тадеуш Переход, прямо на поле наложил швы, и я вернулся в ворота. Мы уступали 0:1, поэтому даже не подумал попросить замены.

— В столкновении с вами соперники получали повреждения?

— Помню лишь один случай. Бобруйчанину Дмитрию Балашову пришлось покинуть поле. Только в моих действиях никогда не было злого умысла.

— Вы вошли в историю белорусского футбола как первый вратарь, отыгравший в чемпионате 100 матчей «на ноль». Помните ту встречу?

— Тогда выступал в «Нафтане», и мы в Бресте обыграли местное «Динамо» 4:0.

— Вот вы, тренер вратарей, как считаете: в нашей стране достаточно хороших голкиперов?

— Вполне. Было бы еще больше, если бы с детства на ребят чаще обращали внимание в вопросах тренировочного процесса. Просто во многих наших командах лишь один тренер вратарей. Вот и получается, что с молодежью никто особо не работает.

.

 




Добавить комментарий