Владимир БУШМА: «Нынешний чемпионат ответит на все вопросы»

Спорт

Андрей ГЛУЗД

Один из лидеров «Гомеля» пополнил ряды «Минска». В интервью нашей газете Владимир Бушма объяснил, почему предпочел «горожан» жодинскому «Торпедо-БелАЗу». Рассказал об интересе со стороны луганской «Зари» и желании сменить чемпионат Беларуси. Попытался разобраться в проблемах своей бывшей команды, а также поведал о творческой натуре супруги.

— Почему решили продолжить карьеру в «Минске»?

— Много причин. Например, на месте легче решать свои бытовые проблемы. Я ведь сам родом из Минска. Да и жене здесь проще творчески развиваться. К тому же видел серьезный интерес к себе со стороны тренера и руководства клуба. Разговор со Скрипченко понравился. Даже в первой телефонной беседе почувствовал конкретную заинтересованность Вадима Викторовича, ведь мне сразу готовы были предлагать какие-то конкретные условия. А еще именно из «Минска» первыми позвонили.

— В каком направлении ваша супруга творчески развивается?

— Учится на журфаке БГУ. До этого окончила курсы портретной съемки.

— Журналисткой будет?

— Попробовать можно. Но только если фотокорреспондентом.

— В качестве папарацци…

— Не думаю. Она человек с моральными принципами. К тому же супруга интересуется портретной съемкой, да и в университете всего первый год. Хотя одно высшее образование уже есть — таможенный декларант. Знаете, футбольная карьера рано или поздно заканчивается, и в жизни становится немного тяжелее. Так что уже нужно думать о будущем. Но этот фактор, о котором сейчас рассказываю, второстепенен. На первом месте в вопросе выбора клуба стояла конкретная заинтересованность со стороны «горожан».

— Вадим Скрипченко говорил о задачах, поставленных перед командой на сезон?

— Комплектование состава еще не завершено, потому рано рассуждать. К тому же мне не известно, какие цели поставило руководство клуба перед тренером. Но, думаю, нужно финишировать не ниже прошлогоднего шестого места. В принципе, кое-какие моменты в разговоре относительно предстоящего чемпионата мы затрагивали, хотя нужно понимать, что многое зависит от самих футболистов.

— Давайте порассуждаем: за медали сможете побороться?

— Сложно сказать. Возьмем хотя бы завершившийся сезон: если бы на старте чемпионата «Минск» не потерял много очков, мог бы рассчитывать на большее. Следовательно, поднялся бы выше в турнирной таблице. Сейчас будем играть на победу в каждом матче — оно и понятно. Но такие банальные слова говорит каждый футболист. Только в «БАТЭ» говорят иначе, ведь у них состав из года в год серьезно не меняется. Костяк команды есть у минского «Динамо» и «Шахтера». Остальные еще только формируются, потому ключевой момент — то, насколько быстро сыграется коллектив. Кстати, «Минск» сумел многих ребят удержать, «Неман» тоже.

— Вас ведь еще звали в «Торпедо-БелАЗ». Правильно?

— Только предложение поступило позже, чем от Скрипченко. Да и не совсем конкретным на тот момент оно было.

— Как насчет интереса со стороны луганской «Зари»?

— По словам агента, интерес был. Хотя и Кубарев как-то отмечал, что ему звонили и узнавали обо мне. Вот только разговорами дело и закончилось. Просили: «Подожди, еще немного». Может, я был запасным вариантом, или нашли другого вратаря. Не знаю. Возможно, если бы подождал, пригласили бы на просмотр. Но я изначально не собирался на просмотр.

— Вы неоднократно отмечали, что хотели бы попробовать себя за рубежом. Чем не шанс? Неужели желание пропало?

— Играть в другом, более сильном чемпионате всегда интересно и хочется. Только туда еще попасть нужно. Я уже как-то в одном интервью отмечал, что уехать тяжело. А желание у меня не пропало. Хотя и в Беларуси есть клубы, которые хорошо стимулируют и заинтересовывают. Тогда нет смысла уезжать в зарубежные команды, которые не ставят перед собой серьезных задач. Например, борются за выживание или занимают места в середине турнирной таблицы. Но, повторюсь, мне было бы интересно попробовать что-то новое.

— Так подождали бы немного, а там, глядишь, и вариант какой-нибудь возник.

— А потом в итоге играл бы в каком-нибудь другом белорусском клубе? Мне не нравится неопределенность. У меня есть семья, ребенок ходит в школу, и я зависимый человек. На самом деле все очень сложно. Пора уже было определяться.

— В прошлом году интерес к вам проявляло столичное «Динамо», но тогда был действующий контракт с «Гомелем». По окончании сезона вы стали свободным агентом, может, были попытки со стороны минчан возобновить тот разговор?

— Нет. Насколько знаю, болельщики «Динамо» признали Сулиму лучшим игроком чемпионата. Логика проста — зачем что-то менять.

— «Гомель» вас пытался удержать?

— Пытался, но сейчас сложно вспомнить хронологию событий. Приглашали на беседу, правда, после того как поступило предложение от «Минска». Тогда сказал, что подумаю, ведь на тот момент никому не дал точного ответа. Когда уже практически определился, «Гомель» тоже улучшил условия. Но я все решил.

— Если бы гомельчане изначально сделали конкретное предложение, остались бы?

— Тоже подумал бы. Просто предполагал, что много футболистов покинут команду. Такое обновление коллектива я уже однажды проходил, и тот год получился очень тяжелым.

— Как считаете, «Гомель» сумеет оправиться от нынешнего межсезонья?

— Думаю, да. Есть финансовая стабильность в клубе, кое-какие футболисты на контрактах, еще людей подпишут. Может, через неделю ситуация в плане селекции кардинальным образом изменится. Я ведь не могу знать. Возможно, в клубе не торопятся, так как боятся ошибиться на трансферном рынке. И лишь нынешний чемпионат ответит на все вопросы.

— Зато болельщики всерьез обеспокоены и загодя приписали вашу бывшую команду к аутсайдерам чемпионата.

— Конечно, молодежь не так быстро сможет адаптироваться к высшей лиге. С другой стороны, я не знаю, будут ли они действительно играть. В свое время нам объяснили, что изменился курс развития клуба: убрали Кубарева, поставили своего тренера, хотят видеть в команде больше своих воспитанников. Хотя из своих остался лишь Кузьменок. Вторую часть чемпионата с основой тренировался Сакович. Наверное, в главной команде будет играть Яхно. Вот Близнюка вернули. Но болельщиков понять можно: волнуются за команду, переживают. Хотя еще два месяца впереди, думаю, все наладится.

— Перейдем к глобальному вопросу: кто виноват, что мы «теряем» команду, которая неплохо выступила в Лиге Европы, боролась за медали чемпионата?

— Приведу свой пример. Изначально у меня с клубом был двухлетний контракт. Но в связи с каким-то решением пришлось перед стартом сезона переподписать соглашение сроком на один год. Летом продлить контракт мне не предлагали. Не знаю, какая ситуация у других ребят. Но если бы им и предложили подписать новое соглашение, то не факт, что они согласились бы. У нас просто такая система. Хотя вот в Жодино у меня был контракт на три года — этот период и отыграл. Еще дело в том, что молодого футболиста подписывают на продолжительный срок. Когда игрок возрастной, то начинают задумываться: а вдруг у него вскоре спад начнется? Оттого по окончании чемпионата и получается, что 15 игроков команды без контрактов.

— Уход Олега Кубарева — один из факторов неопределенности?

— В принципе, да. Просто некоторые игроки любят именно футбол. Кто-то ведь из-за тренера и переходит в ту или иную команду. И еще хотел бы отметить, что Кубарев никого из ребят не агитировал уходить из «Гомеля». По крайней мере, ничего подобного я не слышал. С другой стороны, если бы тренер остался, может, и команду удалось бы сохранить. В любом случае изменения в коллективе произошли бы, ведь четвертое итоговое место — это неудовлетворительный результат.

— Что вам помешало финишировать в призерах?

— В третьем круге чемпионата стали хуже играть с прямыми соперниками в борьбе за медали. К тому же теряли очки с командами, которые находились в турнирной таблице ниже нас. А раз игра ухудшилась, то и психологический фон тоже. Да и эта неопределенность на следующий год… Над нами довлел груз: что же дальше, как быть? Еще вспоминаю слова Олега Михайловича: «Все решил один рикошет». В матче с «Динамо» у нас было мало опасных моментов, хотя и соперник создал таких эпизодов немного. И тут рикошет — это везение. Кстати, в одном интервью аналогичный вопрос задали Кубареву, так он лучше меня описал всю ситуацию. Мне понравился тот ответ.

— Когда в последний раз общались с Олегом Михайловичем?

— Буквально несколько дней назад виделись. Передавал мне новогодний подарок, который предоставил клуб ребенку. Пару минут пообщались, и все.

— Что у него слышно по поводу дальнейшей тренерской карьеры?

— Я не спрашивал, а он и не говорил. Насколько понимаю, пока ничего нет.



Добавить комментарий