Виталий РУШНИЦКИЙ: «Я понял, что не в деньгах счастье»

Спорт

Андрей ГЛУЗД

В зимнее межсезонье Виталий Рушницкий подписал контракт с узбекским футбольным клубом «Шуртан». По прошествии четырех месяцев нападающий не прочь был бы последовать примеру Игоря Криушенко, Виталия Варивончика и Тадеуша Перехода, которые уже покинули команду. В интервью футболист объяснил, чем ему так «насолил» Узбекистан, рассказал о причинах массового ухода из клуба белорусов, а также вспомнил о традициях Востока и местном футболе.

— Игорь Криушенко, который приглашал тебя в «Шуртан», покинул команду. Ты остаешься?

— Сейчас главным тренером стал Эдгар Гесс, который ранее уже руководил командой. Я готов был расторгнуть контракт, о чем и сообщил наставнику. Но тот сказал, что видит во мне футболиста, и при нем я буду играть. Окончательное решение мною пока не принято. Нужно посоветоваться с близкими и агентом, а там и определюсь.

— В чемпионате сейчас перерыв?

— Команда приступила к работе 13 июля. Хотя я уведомил руководство клуба, что присоединюсь к коллективу позже. Все-таки дома не был уже четыре месяца. Только не знаю, как на это отреагирует тренер. Говорят, он очень строгий и не любит, когда у него отпрашиваются. Кстати, Гесс удивился, почему при Криушенко я не играл в основном составе.

— Какова твоя личная статистика?

— Из 13 матчей первого круга лишь в одной встрече не вышел на поле. Правда, всего два поединка провел в основе, остальные — со скамейки запасных. В Кубке забил один мяч, а в чемпионате пока ничего не получается. В нынешнем сезоне в «Шуртане» с нападающими вообще проблема — больше двух голов ни у кого нет. Семь мячей на счету Игоря Тарана, но он играет под нападающим. На мой взгляд, в команде слабые полузащитники, потому и впереди мало что получается. В зимнее межсезонье я был на просмотре в молдавском «Зимбру», так за сбор забил шесть мячей. Дело в том, что полузащитники создавали моменты, потому и у меня возможностей было предостаточно.

— Почему не остался в «Зимбру»?

— Там условия хуже. Меня еще в Казахстан звали. Параллельно появился вариант с «Шуртаном». Команду ведь возглавлял Криушенко, вот и согласился. Все-таки Игорь Николаевич — тренер с именем не только в Беларуси, но и в России. Провел спарринг против «Торпедо» из Владимира, забил победный мяч и подписал контракт. Перед стартом чемпионата сыграли в Ташкенте товарищеский матч, в котором я оформил дубль. Думал, в первом туре выйду в основе. Но Игорь Николаевич решил выпустить на поле более опытного футболиста. Как я уже отмечал, за все время в стартовом составе выходил лишь в двух матчах. Оба — на выезде и под прессингом.

— Что значит «под прессингом»?

— Чемпионат Узбекистана — домашний. На своем поле значительно проще играть, нежели на выезде. Даже не важно, какие команды тебе противостоят — «Бунедкор», «Пахтакор» или «Насаф». Просто на домашнем стадионе болельщики «подгоняют». Трибуны регулярно заполняются 10—12 тысячами зрителей. И вот представь: выездные матчи, где нас, попросту говоря, «возят»: играешь преимущественно в обороне, без мяча, моментов у ворот соперника практически нет. Теперь понимаешь, каково в таких условиях нападающему? Хотя в последних турах меня ставили то на левый, то на правый фланг полузащиты.

— Можешь просветить, почему Игорь Криушенко, а вслед за ним Виталий Варивончик и Тадеуш Переход, покинули «Шуртан»?

— В интервью местному телеканалу Игорь Николаевич сказал: «Не могу работать с командой, где не платят зарплату пять месяцев». Естественно, в таких условиях сложно настроить коллектив: футболисты ходят потухшие. Как только начались проблемы с финансированием, в команде сразу же началась паника. «Шуртан» входит в тройку самых высокооплачиваемых команд Узбекистана, но в этом году возникли какие-то перебои с деньгами. Правда, говорят, будто вскоре все наладится. Задачу занять четвертое место никто не отменял.

— У тебя на какой срок рассчитан контракт?

— До 15 ноября. На девять месяцев подписывал. Учитывая нынешнюю ситуацию в клубе, мне хотят урезать зарплату. Просто директор «Шуртана» думает, будто у меня нет других вариантов продолжения карьеры, поэтому при любом раскладе я останусь.

— А на самом деле варианты есть?

— Из первой российской лиги. Также имеется конкретное предложение из высшей лиги чемпионата Румынии. Но есть одно «но» — действующий контракт с «Шуртаном». Хотя мне тут подсказали, что можно обратиться в федерацию футбола и расторгнуть соглашение. Зарплату ведь пять месяцев не дают.

— Почему сомневаешься? Поезжай в Румынию, раз зовут на контракт.

— Не знаю… Менять шило на мыло?.. Общался с одним легионером из «Пахтакора», который до этого выступал в Румынии. Так он рассказывал, что и там существуют финансовые проблемы. Не хотелось бы наступить на те же грабли. Мне нужна стабильность.

— В Беларусь не звали?

— Как футболист здесь я никому не нужен. Правда, слышал об одном варианте из высшей лиги. Но лично со мной никто не общался.

— Выходит, придется остаться в Узбекистане?

— За эти четыре месяца чуть с ума не сошел. Когда ехал в «Шуртан», думал: «Заработаю денег, а потом можно и поиграть». Но теперь я понял: не в деньгах счастье. В Узбекистане уже так крыша ехала! Спасало лишь общение с друзьями через скайп. Может, в Ташкенте было бы попроще — столица ведь. А тут Гузар — небольшой поселок. Конечно, в плане футбола здесь все солидно: новая база, тренировочные поля, стадион…

— В Гузаре совсем уныло?

— С клубной базы совсем не выхожу. Такое ощущение, словно все это время провел на сборах. Хорошо, что хоть в Минск удалось вырваться. А там что: сон, тренировка, еда, Интернет. И так каждый день. Еще можно перейти дорогу и положить деньги на телефон или зайти в магазин купить шоколадок. Может, если жить с девушкой, то было бы проще. Только сомневаюсь, что туда кто-нибудь поедет. Максимум на пару недель хватит, а потом девушка скажет: «Лучше я тебя в Минске подожду».

— Каков уровень чемпионата Узбекистана?

— Смотря с какой стороны поглядеть. На фоне остальных выделяются «Бунедкор», «Пахтакор» и «Насаф» — все футболисты высокорослые и физически мощные. А есть команды, где полсостава игроков — метр с кепкой. Смотришь на них и думаешь: что за детский сад? Зато выходишь, а они начинают дальними крутить, а ты за мячом бегаешь по полю. Вроде как и на футболистов не похожи, а такое показывают! Да и сам чемпионат непонятный. Тут не угадаешь, кто кого обыграет.

Судейство — это вообще катастрофа. В Узбекистане такой принцип: кто больше дал, тот и выиграл. «Шуртан» арбитры просто уничтожают. Как мне рассказывали, пару лет назад директор клуба что-то там не поделил с судьями, после чего и начались проблемы. Еще знаешь как играют в Узбекистане? Кто первым забьет, тот, скорее всего, и возьмет три очка. Максимум, на что может рассчитывать соперник, — ничья. Там если повели в счете, то сразу отходят в оборону.

— Если говорить об инфраструктуре…

— Все нормально. Даже очень солидно. Когда приехал в «Шуртан», подумал, что словно оказался в мадридском «Реале».

— Правда, что на выездные матчи добирались по 15 часов?

— В Хиву столько ехали. На нашем пути была пустыня. Естественно, дороги там нет, одни сплошные ямы. Так вот, автобус передвигался со скоростью 15–20 км/ч. Некоторые команды находятся в горах. Значит, добираемся восемь часов до Ташкента, там же тренируемся и ночуем. А на следующий день продолжаем путь на такси. Просто в горах автобус не пройдет. Такие переезды уж точно никому не пожелаешь. Хотя некоторые говорят, что лучше за хорошие деньги играть в Узбекистане, чем выступать в Беларуси. Уж не знаю… У нас ведь жизнь! А там год как три тянется.

— Чем тебя еще удивил Восток?

— На стадионах лишь одни мужики. Девушкам нельзя приходить на футбол. Это в Ташкенте современные порядки, а в других городах все по старинке. Мусульманская страна — что еще добавить? Вот на домашних матчах «Шуртана» из 12 тысяч болельщиков на стадионе увидишь только двух девушек. И то они являются работниками клуба. А так — одни мужики и дети. Еще семечки в разные стороны летят. Все, я там первый и последний год. Только если «Бунедкор» пригласит, тогда можно остаться.

— Зато узбекского плова вдоволь накушаешься…

— В команде только пловом и кормят. Еще дают говядину и баранину. Приехал на неделю в Минск, так хотя бы нормальной еды поем. А то у них все предсказуемо: гуляш или плов. Честно, уже тошнит! Я просто не перевариваю их кухню! Очень жирная еда. Иногда просто просишь дать варенье с лепешкой. Съедаешь все это с чаем и идешь спать. На ужин прошу, чтобы пожарили яйца с сосисками. Вот так и питаюсь. У меня спрашивают: «Есть гуляш, картошка фри и макароны. Что будешь?». Беру макароны и картошку без гуляша и запиваю чаем. Ужас!

— Как болельщики относятся к футболистам?

— Помню, зашел в Ташкенте в кафе. А мне официант и говорит: «Виталий, здравствуйте. Как ваши дела?». Это не единичный пример. В Узбекистане действительно интересуются футболом. Не знаю, может, им заняться больше нечем: работают, женятся, рожают… Там знают игроков из других команд в лицо. Ладно, если бы я забивал в каждом матче. Так ведь нет. Люди просто любят футбол и интересуются им.



Добавить комментарий