«Три плюс два» равно пятьдесят

Новости

Анна КОРЯКОВА 

Премьера спектакля по пьесе Сергея Михалкова «Дикари» состояласьв сентябре 1958 года в Московском театре имени М. Н. Ермоловой. История о трех молодых людях, отдыхающих на берегу Черного моря,и двух девушках, выбравших для отдыха то же место, сразу же стала очень популярной. Ни одна из сторон уступать другой не собирается, уезжать не желает, зато соперники делают все возможное, чтобы создать друг другу невыносимые условия для отдыха. При этом девушки молоды и чертовски хороши собой, а юноши свободны. И совершенно очевидно, что в таких условиях их война долго не продлится.

Когда в 1963 году вышел фильм «Три плюс два», поставленный Генрихом Оганесяном по этой пьесе, высокий зрительский интерес и экранное долголетие ему были обеспечены. В том же году картину посмотрели 63 миллиона зрителей, сделав ее одним из лидеров советского кинопроката. Изначально предполагалось, что играть в фильме будут актеры — ровесники героев пьесы (Вицин, Рыбников, Тихонов), но режиссер решил сделать свою пятерку моложе. В пьесе физику Степе Сундукову, ветеринару Роме Любешкину и дипломату Вадиму Рубакину 27–29 лет. Дрессировщице-укротительнице Зое Шубейкиной и актрисе Сильве Пархоменко (в фильме ее «упростили» до Наташи) — 25–27. На момент съемок Андрею Миронову и Евгению Жарикову был 21 год, Геннадию Нилову — 26, Наталье Фатеевой — 28, Наталье Кустинской  — 24 года.

Говорят, режиссер Оганесян весьма своеобразно выбирал актеров. Кастинг, как сказали бы сейчас, проходил на Рижской киностудии в местечке Клапкалнциемс, и до актерских проб допускались лишь те, кто мог безошибочно выговорить это слово. По этой причине сразу же «отсеялись» Татьяна Конюхова и Лилиана Алешникова. Кстати, шутник Оганесян в своем фильме тоже сыграл небольшую роль, того самого официанта, что обслуживает в ресторане Наташу и Вадима.

Снимали картину с августа по ноябрь 1962-го. Две недели давалось героям Геннадия Нилова, Андрея Миронова и Евгения Жарикова на приобретение настоящего бронзового загара. Съемки проходили в Крыму, в поселке Новый Свет, а потому «порочащий советскую действительность и оскорбляющий достоинство нашего гражданина» вид «полураздетых» в коротких шортах артистов не раз был поводом для разговора с сотрудниками судакской милиции. Дирекция фильма вынуждена была выдать актерам специальные справки, в которых указывалось, что такой внешний вид всего лишь производственная необходимость.

Некоторые эпизоды (в салоне «Волги» и палатке) доснимались в павильонах Рижской киностудии и Ленинградском цирке. Между прочим, Наталья Фатеева действительно входила в клетку с хищниками, но кадры эти в фильм не вошли. Дрессировщик Вальтер Запашный, страхуя актрису, все время держал тигров за поводок и попадал в кадр. Музыку к фильму написал композитор Андрей Волконский, а аранжировки выполнил мало кому известный тогда ресторанный музыкант Раймонд Паулс. А вот песню «Любовь — это яд» за кадром поют Геннадий Нилов (Сундук) и Аида Ведищева.

По сюжету Доктор (Степа Сундуков) читает несуществующий детектив «113-й вампир», некоего Джексона, кстати, и главного героя романа тоже зовут Джексоном. Во время чтения в фильме использованы черно-белые кадры реально существующего американского фильма «Сын Франкенштейна» (1939). А в сцене в ресторане, где Вадим что-то романтично читает Наташе, это «что-то» — первый куплет песни «Путь далекий до Типперери».

Картина была снята в двух вариантах: обычном и широкоэкранном. Последнее (анаморфированное) изображение можно было демонстрировать только в крупных городских кинотеатрах. Соответствующее оборудование для того, чтобы перевести широкоэкранную версию в обычную, тем более цветную, появилось только в 1960-е годы. Потому и приходилось каждую сцену снимать два раза, сперва для широкоэкранной версии, которая в результате оказалась на 5 минут длиннее. Наталья Фатеева (Зоя) вспоминала, что сил хватало только на 1-2 дубля обычной версии. Нам с вами хорошо известна именно эта версия. Широкоэкранные «Три плюс два» хранились на Рижской киностудии и только в последние годы стали доступны зрителям. Кстати, в Риге в музее дайвинг-центра «Посейдон» до сих пор хранится и акваланг АВМ-1М, с которым мужская троица приехала в Крым.



Добавить комментарий