Разведка — глаза и уши фронта

Новости

Елена АЛЕШКЕВИЧ
Фото из архива Марии ПАШУТО

1 июня Мария Ильинична Пашуто отметила 90-летие. С почтенным юбилеем маму и бабушку поздравили родные: дети, внуки и правнуки — у ветерана партизанского движения Беларуси их уже восемь. Марии Ильиничне очень трудно ходить. Тем не менее, в доме чисто и уютно. Особый колорит жилищу придают связанные хозяйкой покрывала и живые цветы, которые занимают все свободные горизонтальные поверхности, размещаются  и на полу.

— Вяжу всю жизнь, — рассказывает Мария Ильинична и показывает «спинку» джемпера (признаюсь, такой тонкой работы видеть не приходилось — сначала даже показалось, что деталь одежды связана на машинке). — После выхода на пенсию — а я проработала в школе 45 лет — еще 15 лет вязала и вышивала в комбинате надомного труда.

Хозяйка показывает памятный альбом, сделанный участниками одной из послевоенных встреч бригады «Железняк» Борисовско-Бегомльской партизанской зоны Минского соединения. В нем фотографии Героев Советского Союза командира Ивана Филипповича Титкова, комиссара Степана Степановича Манковича, секретаря Минского подпольного обкома КПБ, командира партизанского соединения Романа Наумовича Мачульского, есть и фото Марии Ильиничны Пашуто со словами «партизанка спецразведгруппы». Необычная подпись вызвала особый интерес.

О том, что грянула война, 17-летняя девчушка узнала на танцах под утро — был  выпускной. Очень скоро к комсомольцам обратились уполномоченный центрального комитета КПБ по организации партизанского движения Василий Иванович Козлов и 1-й секретарь Плещеницкого райкома партии Роман Наумович Мачульский, вошедший в состав Минского подпольного обкома партии. С первых дней войны Роман Наумович возглавил подготовку людей своего района для борьбы с захватчиками. 20 комсомольцев-выпускников стали в один строй со старшими товарищами. Перед тем как ребят увели на Гомельщину, все свои документы Мария закопала, да так надежно, что после войны сумела отыскать их в укромном месте.

В Ченках состоялось распределение. 12 молодых людей, в том числе и Мария, попали в спецгруппу Иосифа Семеновича Рутковского, бывшего секретаря Бегомльского райисполкома.

К сожалению или к счастью, но моя собеседница — бывшая разведчица, дитя своего непростого времени — оказалась истинной партизанкой. Называя четко фамилии людей, с которыми приходилось воевать, Мария Ильинична не захотела рассказывать о своем боевом пути. Сказала, что многое из того, что приходится теперь видеть по телевизору о Великой Отечественной, не соответствует действительности, но и сама делиться правдивыми сведениями отказалась. В общем-то, ее можно понять — более полувека после войны информация об участии органов госбезопасности в организации партизанского движения замалчивалась. И никто из тех, кто родился и жил при советской системе, не станет делиться засекреченными сведениями. К тому же любые трагические воспоминания — это тяжкий крест, то, что может отнять последнее здоровье.

Бойцы

невидимого фронта

О боевых подвигах бригады «Железняк» написана не одна книга. Ее активная деятельность стала разворачиваться в 1942 году. Интересно, что во Всемирной паутине без труда нашлись биографии первых лиц бригады, и ничего о руководителе спецразведгруппы Рутковском и его членах. Только в воспоминаниях дочери Манковича встретилось упоминание об этом человеке.

Как известно, разведка — глаза и уши фронта. Без ее участия рассчитывать на успех какой бы то ни было операции наивно и бессмысленно. Партизанские зоны фактически были постоянно действующими участками фронта в тылу врага, которые отвлекали на себя крупные силы фашистов. Борисово-Бегомльская зона располагалась по соседству с учреждениями генерального комиссариата Беларуси — в 30 километрах от Минска. Она разделяла две важные железнодорожные коммуникации: Минск — Орша и Молодечно — Полоцк. Ее центром был Бегомльский партизанский район. За время своего существования в ожесточенных схватках с противником бригада «Железняк» разгромила 14 вражеских гарнизонов (в том числе в Бегомле, Долгинове, Докшицах, Вязыне и на станции Парафьяново), вывела из строя шоссе Минск — Витебск, дороги Докшицы — Лепель, Докшицы — Плещеницы, Бегомль — Борисов. На ее счету свыше сотни разрушенных мостов, в том числе через Березину, Сергуч, Поню, Вилию, Цну, Двиносу. Бригада была беспощадна к завоевателям — истребила несколько тысяч солдат и офицеров противника, многих взяла в плен, уничтожила свыше двухсот грузовых и легковых машин, 34 танка и броневика, пустила под откос свыше 50 железнодорожных эшелонов.

Бригада «Железняк» пережила четыре карательных операции фашистов. Так, в период затишья на фронте оккупанты решили использовать свои армейские резервы для ликвидации Борисовско-Бегомльской партизанской зоны. О планах карательной операции «Коттбус» разведчики узнали еще до ее начала. Фашисты стремились зажать соединения Борисово-Бегомльской зоны в Домжерицких болотах в десятидневный срок. Партизаны применяли особую тактику борьбы с карателями, основным принципом которой было не отступать туда, куда гонит враг, не оседать в окружении, не организовывать перманентной обороны, а прорываться во фланги и в тылы врага. В результате продуманных действий, диверсий в тылу врага операция по ликвидации партизанской зоны не увенчалась успехом.

Тени прошлого

В рассказ моей собеседницы время от времени вкрапляются какие-то факты, ярко характеризующие те далекие события. Но как только начинаю задавать вопросы, она замыкается — продолжаем беседовать аккуратно, без лишних вопросов.

В своей семье Мария была третьим ребенком из девяти. До войны отец работал председателем колхоза имени 6-го съезда Советов. Старшая сестра Нина вместе с мужем тоже была в партизанах, в отряде Устина Никитича Шваякова, действовавшего на территории Глусского района. Обе сестры выжили. И все же война оставила кровавый след в семье. Ранение получила мама. За годы оккупации погибло 40 родственников Марии Ильиничны. Родная тетя, красавица Мария Федосовна Молокович, возглавлявшая Колодищанское подполье, умерла от жестоких пыток фашистов.

В 1944 году, когда была освобождена Беларусь, Марии всего-то было 20 лет. А повидать и пережить пришлось столько, что воспоминаний хватило на 70 лет вперед. В конце войны девушка получила ранение в голову. В госпитале познакомилась с будущим мужем Петром Константиновичем Пашуто. У парня пострадали ноги. Тогда еще начальник госпиталя спросил: «Зачем тебе нужен инвалид первой группы?» На что девушка ответила, мол, сама инвалид, вместе как-нибудь и проживем.

Петр Константинович родом из Сибири. Высшее образование получил еще до войны. В его семье было девять братьев. Шестеро из них сложили головы на полях сражений, трое вернулись с войны инвалидами. Петру Пашуто хватило лиха. Участвовал в боях за Москву, Сталинград, Киев, воевал на Курской дуге. Чудом выжил. Война покалечила тела, но не души.

Мария Ильинична поступила заочно в педагогический. Всю жизнь с мужем учительствовали. Он преподавал историю, она — домоводство. На пенсию оба ушли из 93-й школы столицы. Вырастили троих детей. К сожалению, вот уже 30 лет, как Петра Константиновича нет в живых. А 28 лет назад ушел из жизни и старший сын Олег Петрович. После окон-чания мединститута он был призван в армию, там остался. Подполковник медицинской службы в составе ограниченного контингента в 1985-м побывал в Афганистане. С чужой войны вернулся живым, а тут накрыла новая беда — Чернобыль. Он был среди ликвидаторов.

Второй сын, Валерий Петрович Пашуто, стал ученым. Он кандидат экономических наук, профессор, действительный член Международной Академии науки и практики организации производства, работает на кафедре менеджмента БГУИР, которой заведовал с 2001 по 2012 год. Дочь, Лилия Петровна, окончила нархоз. Всю жизнь работала в торговле, при ее непосредственном участии открывался торговый центр «На Немиге».

…Молодые, красивые, одержимые идеей всеобщей справедливости, советские комсомольцы дорого заплатили за право иметь будущее на родной земле.



Добавить комментарий