Производителя встречают по одежке: как поживают сегодня производители товаров легпрома?

Социум

В «эпоху коронавируса» многие люди выбились из привычного ритма жизни и отказались от некоторых привычек. Посещение кинотеатров и концертных залов отложено, визиты в кафе и рестораны стали редким делом. Да и страсть к шопингу сейчас куда меньше, чем ранее. Особенно если это не касается покупки товаров первой необходимости. Продукция легкой промышленности, конечно, нужна всем, но ведь одежду или обувь не будешь приобретать каждую неделю. С другой стороны, обновление гардероба происходит ежесезонно. Как поживают сегодня производители товаров легпрома? Сумели ли они перестроиться в связи с COVID-19? На эти и другие вопросы о развитии отрасли на днях рассказала председатель концерна «Беллегпром» Татьяна ЛУГИНА.

И себе, и другим
Для начала — немного цифр. Несмотря на сложную эпидемическую ситуацию, рост индекса промышленного производства на предприятиях концерна «Беллегпром» за январь — апрель 2020-го по сравнению с соответствующим периодом прошлого года составил: у РУПТП «Оршанский льнокомбинат» — 3,1 процента, у ОАО «Камволь» — 9,2 процента, у ОАО «Слонимская КПФ» — 0,1 процента, у ОАО «Моготекс» — 7,9 процента, у ОАО «ВКШТ» — 38,9 процента, у ОАО «Лента» — 1,2 процента, у ООО «МедЛен» — 52,3 процента. Объем экспорта на уровне аналогичного периода 2019 года и выше показали СООО «Конте Спа», ОАО «Брестский чулочный комбинат», ЗАО «Вяснянка», ОАО «Барановичская швейная фабрика», ОАО «Купалинка», ОАО «8 Марта», ОАО «Бобруйсктрикотаж», ОАО «Швейная фирма «Юнона», ОАО «Мотекс», ОАО «Центр моды» и ЧП «Ромгиль-Текс».

Расширяется география поставок: продукция предприятий трикотажной отрасли в первом квартале экспортировалась в 20 стран (в 2019-м — в 18). Выросли поставки в Россию, Германию, Молдову, Польшу, Азербайджан, Литву и Латвию. По ряду стран экспорт возрос в разы. Отгрузки трикотажной продукции в Казахстан увеличились в 2,6 раза, в Узбекистан — в 3,2 раза.

— На российском рынке мы уже давно и традиционно имеем сильные позиции, наша задача — их сохранить и укрепить, — говорит Татьяна Лугина. — Но нам также необходимо ориентироваться и на рынок Евросоюза. Хотя это непросто, и не потому, что наш продукт неинтересен или неконкурентоспособен. Вопрос в том, что сегодня рынок ЕС защищен от нас ввозными пошлинами, которые дают значительную наценку на белорусские изделия.

По словам главы концерна, ввозная пошлина на товары довольно высокая. «Беллегпром» ищет механизмы, по каждой подотрасли имеет свою стратегию развития. Сейчас доля в структуре экспорта в страны ЕС — около 15 процентов, до конца года концерн планирует увеличить ее до 20 процентов.

— Тем не менее вторым по значимости после России должен быть рынок Украины и Евросоюза, — рассуждает Татьяна Лугина. — Дальняя дуга — это хорошо, но, опять же, логистическое плечо, те же ввозные пошлины, да и непросто со всеми товарными группами выйти на рынки азиатского региона. Там есть заинтересованность в сотрудничестве в первую очередь с Китаем. Там мы отрабатываем два направления. Первое — это сырьевая составляющая: высококлассные льняные ткани, котонизированный лен. Второе — товары высокого качества, премиум-класса.

По словам председателя концерна «Беллегпром» Татьяны ЛУГИНОЙ, в стране растет внутреннее потребление тканей с содержанием шерсти, а также полушерстяной пряжи, увеличилось производство и потребление хлопчатобумажной ткани и пряжи, трикотажного полотна. Поэтому часть швейных предприятий ориентирована на выпуск трикотажных полотен у себя и работу по полной производственной цепочке. Это позволит в конечном итоге существенно снизить себестоимость готовой продукции.

Легпром периода коронавируса
Спрос на продукцию легкой промышленности в период пандемии упал. Какие производители пострадали больше всего?
— Если говорить об отраслях, то из четырех — текстильной, кожевенно-обувной, трикотажной и швейной — наиболее пострадала в условиях пандемии кожевенно-обувная, — констатирует Татьяна Лугина. — Это объяснимо. У всех крупных обувных предприятий есть своя фирменная торговля или сеть магазинов. К примеру, на территории России у «Белвеста» около 400 магазинов, и с 30 марта они не работают. Это колоссальное падение товарооборота, выручки. По оценкам экспертов компании, у них и в Беларуси продажи сократились на 50 процентов по сравнению с предыдущим периодом. В свою очередь, трикотажные предприятия стабильно отработали последнее время. На некоторых из них заработную плату подняли на 15—20 процентов. Впрочем, сегодня уже наблюдаются подвижки на рынке, открываются границы, возобновляют работу магазины, поступают заказы. Надеюсь, что критический минимум последствий пандемии уже пройден.

Кстати, ранее «Беллегпром» разработал меры по поддержке предприятий отрасли в условиях пандемии. Его руководство приняло решение о переводе счетов, за исключением счетов по учету кредитной задолженности, из частных банков в государственные — «Беларусбанк», «Белагропромбанк» и «Белинвестбанк», — чтобы повысить эффективность взаимодействия с банковским сектором в части максимально оперативной реализации различных форм поддержки бизнеса.

Пандемия, кстати, внесла коррективы и в ассортиментный перечень продукции предприятий «Беллегпрома». В апреле на пошиве масок сконцентрировались многие швейные предприятия, в том числе и те, которые не входят в концерн.

— Стояла задача отшивать в сутки сначала 1,5 миллиона защитных масок, а позже — и 2 миллиона, — вспоминает Татьяна Лугина. — Силами только одного концерна решить ее было бы очень сложно из-за ограниченности человеческих ресурсов. Спасибо председателям облисполкомов, которые помогли мобилизовать всю легкую промышленность страны. Таким образом удалось к середине апреля выйти на суточный объем в 2,2 миллиона масок, в то время как в конце марта мы выпускали 500—700 тысяч штук. Сегодня внутренний спрос удовлетворен, поэтому маски свободно можно купить в торговле.

К слову, пошив масок позволил многим компаниям работать на полную загрузку, а некоторые предприятия даже специально набирали для этого новых сотрудников. Благодаря непростой ситуации представители концерна поближе познакомились со многими частными предприятиями, с малым и средним бизнесом. Это пошло на пользу всем.

Ориентиры на будущее
В условиях пандемии существенно активизировалась интернет-торговля. Не стала исключением и реализация продукции белорусского легпрома.

— Сейчас как никогда мы поняли важность и успех работы в онлайн-торговле, — подчеркивает Татьяна Лугина. — Темпы реализации товаров отечественных производителей через онлайн-площадки выросли на 27 процентов. И это только за первые четыре месяца текущего года! Сегодня убеждать любого руководителя, что интернет-магазин необходим, что за этим будущее, уже не приходится. Выигрывает тот, у кого эти интернет-площадки уже были.

По словам руководителя концерна, около 20 предприятий в системе «Беллегпрома» сегодня имеют интернет-магазины, многие находятся в стадии открытия, некоторые начали разворачиваться на крупные онлайн-площадки — к примеру, «Wildberries», «Lamoda». Неплохие результаты приносят и финансовые вложения в производство.

— Реализация инвестпроекта на Оршанском льнокомбинате стоимостью 100 миллионов долларов привела к тому, что теперь 80 процентов производственной программы составляют экспортные заказы, — приводит пример Татьяна Лугина. — Предприятие начало развивать направление готовой одежды.

В планах до 2021 года — открыть 50 фирменных магазинов. Есть успехи и у ОАО «Камволь». Если прежде предприятие делало ставку на ассортимент тканей для военизированных структур, то сейчас принято решение о разработке гражданского ассортимента. Это премиальные ткани для мужской одежды. Предприятием разработана торговая марка модной одежды «Lemon-grass». Попробовали реализовывать готовые изделия через общую торговую сеть, но увидели невысокую эффективность. Поэтому принято решение о развитии фирменной торговой сети. Убеждена: года через два-три мы будем гордиться «Камволем» так же, как Оршанским льнокомбинатом.

Конкуренция нужная и вредная
Концерн «Беллегпром» продолжает работу, направленную на импортозамещение продукции.
— На мой взгляд, большие перспективы в этом плане у белорусской обуви и галантереи, — считает Татьяна Лугина. — У нас есть дизайнерский потенциал, хорошая продуктовая линейка, трудовые ресурсы, технологические мощности. Но не надо забывать, что у покупателей есть определенные ожидания от соотношения «цена — качество». Во многом из-за того, что сейчас на рынке много дешевого и не всегда высококачественного товара из азиатских регионов. У нас же около 70 процентов обуви изготавливается из натуральной кожи. Да, порой нам сложно конкурировать по ценовому фактору с дешевым импортом, но стратегически мы не намерены менять курс и сбивать цены на обувь за счет использования дешевых материалов.

Глава концерна считает, что сегодня нужно усиленно развивать собственные бренды, в том числе и недешевые.

— Мы ставим в этом плане весьма амбициозные задачи. Например, нам сложно конкурировать в бельевой группе, полки в которой в последние годы заполнили товары из Узбекистана и Кыргызстана. Поэтому мы делаем ставку на другие ниши. Например, планируем развивать спортивное направление в одежде: уже в июне предложим покупателям новую коллекцию спортивных костюмов и футболок. Большие планы на деловой стиль и костюмную группу. На осень запланирован выпуск новой женской коллекции деловых костюмов из камвольных тканей. В целом стоит задача выпускать более технологичный и трудоемкий продукт, идти в более дорогие сегментные группы. Бороться с рынками, где есть дешевая рабочая сила и дешевое сырье, смысла нет.

Зачем нужен кожевенный холдинг?

Недавно в концерне «Беллегпром» твердо решили создать кожевенный холдинг. Эта идея родилась из анализа текущей ситуации и понимания того, что сегодня надо мотивировать отечественные кожевенные заводы на кооперацию с обувными холдингами.
— В стране — три государственных кожевенных объединения и одно частное предприятие в Могилеве, — напоминает глава концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина. — Существует конкуренция между заводами за одного и того же покупателя, и каждый демпингует, теряет свою маржинальность, а покупатель, условно говоря, бегает от одного завода к другому. И в части эффективности ничего не получается. Производители теряют доходность. Чтобы иметь компетенции на рынке и работать под единым началом, а не конкурировать внутри небольшого белорусского рынка, и была предложена такая идея. Сейчас специалисты работают над экономическими аспектами реализации задумки.

Александр НЕСТЕРОВ.



Добавить комментарий