Припять и ее окрестности глазами автопутешественника

Спорт

Михаил СУДНИК,
энергетик прессового цеха МТЗ

КОРАБЛИ НА ПРИПЯТИГазетные отчеты об автомобильных путешествиях по Беларуси тракторозаводцев, членов их семей, а также коллег и знакомых всегда вызывали повышенный интерес наших читателей. В результате из года в год личный состав автоэкспедиций расширяется. В 2010-м, к примеру, в поездке на Припять приняло участие около 20 человек. Путь лежал в Гомельскую область.

Ленин жив!

Утром в день отъезда погода не радовала: небо было затянуто низкими тучами, дул порывистый холодный ветер, моросил дождик. Но нашу команду это не пугало. Свой маршрут мы начали там, где закончили предыдущий: на выезде из Минска по Слуцкому шоссе. Наши машины проезжали мимо населенных пунктов, гор породы на рудниках около Солигорска. Не доезжая километров десяти до трассы М10 Брест — Гомель, замечаем указатель на деревню с интересным названием Ленин.

Деревня Ленин расположена на правом берегу реки Случь, километрах в пятнадцати от Микашевичей. Название, как ни странно, не связано с вождем мирового пролетариата. Впервые Ленин упоминается в привилее Жигимонта Августа в 1568 году. Окрестности похожи на сонное царство. Дома за долгие годы стали темно-серого цвета, заборы покосились и обросли мхом. Только у магазина наблюдалось оживление в виде компании из пяти-шести мужичков. У них мы и получили нужные нам сведения о достопримечательностях Ленина. Добавим, что оборудование для автосервиса лучше приобретать у надежных компаний.

Во время войны нацисты уничтожили в Ленине более 2000 евреев. Мемориал жертвам Холокоста можно увидеть при входе на старое иудейское кладбище. Оно уникально и само по себе. Сотни старых надмогильных памятников вырезаны из толстого дерева и густо расписаны текстами и резьбой. Такого в Беларуси нет больше нигде. А на православном кладбище, в сосновом бору, уцелел интересный памятник деревянной архитектуры: часовня в честь отмены крепостного права в 1861 году. Состояние часовни удручающее, видно, что стоять ей осталось несколько лет. Так что — спешите увидеть!

«Мост XXI века» и величие прекрасной реки

ЧАСОВНЯ В ЛЕНИНЕПереправой через Случь служит деревянный мост без ограждений. Оставив машины, мы минут двадцать ходили по нему, решая, ехать или нет по хлипкой с виду конструкции.  Местами дощатый настил прогибался даже под нашим весом.  Но вот с противоположного берега появился «Рено-Сценик» и лихо, на скорости, проехал тридцатиметровый мост. После этого на переправу решились и мы.

За мостом нас ждало несколько километров залитых частыми дождями проселочных дорог.  Иногда глубина луж была больше полуметра, и нам приходилось искать объезды. В конце концов мы выехали на асфальт и, слегка нарушая скоростной режим, мимо болот и рыбхозов помчались в сторону города Житковичи.

Впечатление о Житковичах и районе портят только дороги. Они обильно посыпаны гравием — того и гляди получишь камнем в лобовое стекло. Поэтому ехать пришлось медленно и осторожно. И вот, наконец, мы увидели то, к чему стремились, — реку Припять.  С автомобильного моста нашим взорам открылось ее величие: огромные пойменные луга, защитные дамбы. Кроме того, мы поняли, что найти хорошее место для стоянки на берегу будет очень трудно. Поэтому мы повернули к Турову — древнейшему городу Беларуси и месту паломничества верующих, ученых и туристов. Нам было нужно туда еще и для того, чтобы встретиться с остальными участниками нашей экспедиции.

Туров

ПАМЯТНИК К. ТУРОВСКОМУЖители Турова верят, что православие они приняли раньше, чем Киев. Расцвет города пришелся на XI–XIII века, в то время здесь действовало 75 (!) храмов, люди были зажиточными и образованными. Именно  из этого окружения вышел туровский владыка Кирилл, известный миру как Кирилл Туровский.

До 1830 года в Турове возвышалась каменная башня, такая же, как в Каменце, но по приказу российских властей она была разрушена и, как вы понимаете, до наших дней не сохранилась.

На замковой горе раскопаны остатки древнего Турова, в том числе фундамент первого в Беларуси собора (XII век), здесь же находится музей. Рядом стоит памятник Кириллу Туровскому.

На кладбище в деревне Запесочье, что в километре от Турова, из земли выходит каменный крест, который как будто увеличивается, растет. Считают, что именно здесь и похоронен Кирилл Туровский, а крест имеет чудодейственную силу. Святыня огорожена, сделан навес и освещение. Говорят, что зимой вокруг креста тает снег. Мы по очереди подходили к кресту, чтобы загадать свои самые сокровенные желания.

Дед Талаш и немцы

После встречи со второй половиной нашей экспедиции в поисках места для стоянки пришлось поездить по лесным и полевым дорогам. Зато в своих поисках мы заехали в деревню Новоселки, где находится дом-музей деда Талаша, известного партизана, воспетого Якубом Коласом. Правда, как мы поняли, односельчане не испытывали особой любви к земляку. Говорят, что он сотрудничал с НКВД, помогая «разоблачать» шпионов и вредителей. Интересно, что партизанил дед Талаш в весьма преклонном возрасте: в 1944 году ему исполнилось 100 лет!

Музей был закрыт, и в него мы не попали. Зато какое прекрасное место нам удалось найти на берегу Припяти! В пяти метрах от реки, на поляне, в окружении сосен, мы разбили палаточный лагерь, рядом, в тени диких груш, поставили стол и сделали кострище, тут же был пляж и спуск к воде.

Припять здесь шириной метров триста, видно, что она играет огромную роль в жизни этого региона. По ней то и дело снуют туда-сюда моторные лодки и катера, буксиры тянут за собой прицепы из пяти-шести платформ, загруженных песком, гравием, древесиной.

Рыбалка

СОМПриехать на Припять и не ловить рыбу? Это нонсенс! Поэтому все набрали с собой кучу снастей: удочки, спиннинги, фидеры, катушки, блесны, прикормку, надувные лодки. В первый же вечер были заброшены все имеющиеся в наличии кормушки. Приманкой служили червь, опарыш, а также мясо двустворчатых моллюсков (мы их называли устрицами), которые в изобилии были в реке. К утру наш улов состоял из десятка полтора средних подлещиков, плотвы и одного сомика весом около килограмма.

Ловить на удочку, а тем более с лодки, было проблематично из-за сильного течения, поэтому на следующий день мы пошли искать старик — старое русло Припяти. Раннему подъему на рыбалку способствовала жаркая погода — к семи часам утра в палатках уже нечем было дышать. Вокруг тянулись некошеные луга по пояс, и казалось, что нет им конца. Очень помог взятый из лагеря бинокль, в который и был замечен старик. Но мы здесь оказались не одни. Около берега суетились дед с бабкой. Мы поинтересовались у них уловом, а в ответ получили: «Это наше место! И рыбы здесь нет!»

Наивные полешуки! Они, конечно, не ожидали прихода чужаков, а мы из врожденной вежливости не стали их разубеждать. Но то, что искали, мы нашли, и уже вечером наш улов составлял три щуки, три линя и одну браконьерскую сеть, судя по состоянию, забытую хозяевами с прошлого года. Учитывая ночного сомика, уха обещала получиться наваристой.

В лагере ждал сюрприз. Наши соседи по поляне, имея, правда, в распоряжении моторный катер, эхолот и дорогущие спиннинги, поймали сома. Ни весов, ни рулетки не было, но сом был приблизительно около полутора метров в длину и килограммов 25—30 весом. Фотосессия продолжалась полчаса.

День заканчивался праздничным ужином в виде ухи и запеченной на углях рыбы. Но есть нужно было быстро: как только стемнело, на свет лампы над столом налетела туча мошкары различных размеров и отчего-то стала падать прямо в тарелки. Ошалели, наверно, от такой вкуснятины!

Петриков и его жители

На третий день мы решили пополнить свои запасы воды и еды, а также посетить в ознакомительных целях город Петриков.

Петриков расположен на левом берегу реки Припять, в 290 км от столицы Беларуси. Согласно преданию, он был основан в X веке ятвяжским князем Петриком. По письменным источникам известен с 1523 года как местечко в Слуцком княжестве Великого княжества Литовского.

В Петрикове работают судостроительно-судоремонтный завод, заводы керамзитового гравия и кирпичный, хлебозавод, комбинат стройматериалов. Одна из главных достопримечательностей — уникальный памятник народного зодчества, деревянная церковь Пресвятой Богородицы (около 1700 г.), сейчас почти разрушена, пропал 300-летний крест. Церковь была построена без единого гвоздя.

Хочу отметить, что все магазины в Петрикове (не в пример минским) оборудованы кондиционерами, продавцы вежливые и культурные. Просто другая страна! А на рынке мы не смогли пройти мимо клубники. И даже не потому, что ведро стоило буквально копейки, а потому что ТАКОЙ клубники мы не видели и не пробовали никогда! Она была не красная, а темно-бордовая, сладкая, как сахар, и сочная, как апельсин. А с холодным кефиром — это вообще объедение!

Походив по центральной части райцентра, мы поехали смотреть на паром. Поразило нас то, как лихо паромом управлял капитан. Учитывая особенности рельефа дна, сильное течение, загрузку парома, он с точностью до миллиметра подгонял свое судно к пристани, причем делал это с необычайной быстротой.

В Петрикове нет моста через Припять, но нам показалось, что он и не нужен. Пусть всегда будет паром! Ведь он не только соединяет берега, но и служит отличной достопримечательностью для туристов.

На обратном пути мы остановились около колонки набрать воды в опустевшие канистры. Разговорились с мужичком, сидевшим на завалинке. За символическое вознаграждение в 5000 рублей он пустил нас в свой огород. Мы стояли в ботве по пояс, утопали в жирном черноземе и копали картошку.

Город нас поразил своей красотой, чистотой, комфортом, но в первую очередь — приветливостью и доброжелательностью местных жителей.

До свиданья!

Четвертый день встретил нас неимоверной жарой в +370С и полным безветрием. Такая погода располагала только к отдыху. Так как за предыдущие дни абсолютно все сгорели на солнце, то компания расположилась в тени под навесом, изредка делая вылазки для купания в реке. Все участники похода, а их на берегу Припяти набралось аж 19 человек, были единодушны в своем мнении: из тех мест на территории Беларуси, где нам приходилось бывать, это для отдыха самое лучшее.



Добавить комментарий