По Керети на катамаране

Новости

Александр ЗЮЗЬ,
инженер-конструктор управления конструкторско-экспериментальных работ № 1 МТЗ

100_3728Природа, рыбалка, пороги, достаточно удобный заезд — всем этим привлекают реки и озера Карелии и Кольского полуострова. В этом году тракторозаводцы организовали несколько походов в эти края. Предлагаем вашему вниманию впечатления-зарисовки инженера-конструктора управления конструкторско-экспериментальных работ № 1 Александра Зюзя об одном из путешествий, в котором из представителей МТЗ участвовали также инженер-экономист управления конструкторско-экспериментальных работ № 2 Андрей Белановский и специалист по маркетингу маркетинг-центра МТЗ Василий Зубко.

В Широкую!

В городе с начала июля поселилась жара. Пахло плавленым асфальтом и торфяной дымкой. Надо уезжать. Если есть шанс вдохнуть свежего воздуха, то этим шансом надо пользоваться. Ночью подумал: «Надо ехать в Карелию, на Кереть. Хорошая река, лечит душу. Взять Галю, Серегу и спиннинг…»

Сын был готов хоть вчера. Двое ребят с завода — Андрей и Василий — в отношении Карелии тоже были настроены непоколебимо. «Нас уже пятеро, — подумал я, — хорошая команда для катамарана с рулевым».

Поезд уходил рано. То, что у нас были верхние боковые, конечно, минус. Но то, что в вагоне ехало еще две группы водников, а в предпоследнем купе — Сергей Михайлович, неугасимый проводник туризма в жизнь и именно тот человек, который выручил нас с катамараном, — несомненно, большой плюс. Поэтому, в целом, ехали хорошо. Вагон на полтора дня стал своим и похожим на таверну в порту, а мы — на береговое братство, готовое поделиться пивом, рыбой, воспоминаниями, опытом и вообще всем, чем нужно.

100_3595Поезд шел на север, в прохладный Мурманск. Истомленные жарой поля за Петрозаводском сменились узнаваемой карельской природой с озерами и лесами. Мы ехали на самый север Карелии, на встречу с Лоухи, которая, как верили местные жители, является хозяйкой древней северной страны Похьёлы. По удобному для нас совпадению, от одноименной станции имеются наиболее близкие подъезды и к системе озер Кереть, и к самой реке.

Поезд пришел в Лоухи поздним вечером и начал свою шестиминутную стоянку. Поэтому выгрузились резво, помахали уходящему поезду, немного постояли, привыкая к спокойствию севера, и пошли к частнику договариваться о транспорте.
— 2000.

— А если подешевле?

— Можно.

И уступил 200 российских рублей. Мы загрузились, расселись по боковым лавкам и сказали гагаринское «поехали!». Запуская движок, водитель уточнил: «Значит, в Широкую? Понятно. В магазин заезжать будете?..»

«Крузенштерн»

100_3644На стоянке я подошел к воде, присел, опустил руки, тихо поздоровался и услышал шелест на песке: «Привет…» Вода была прохладная, чистая, с легким чайным загаром от местных торфяников. Дальше все было как всегда: палатки, костер, чай. Только привезенное из Минска время с непривычки путалось: на часах два часа ночи, а над бухтой Широкой — светлые сумерки.

К вечеру следующего дня катамаран был собран. Судно состояло из двух продольных баллонов, каркаса из алюминиевых труб, палубы из досок, мачты из ствола тонкой высокой сосны, двух косых парусов и рулевого весла. По окончании постройки мы облили кат пивом, нарекли «Крузенштерном», снесли в воду и пошли в прогревочный по Широкой. Сперва судно рыскало по сторонам. Даже пришлось поставить вопрос ребром: или плывешь прямо, или переименуем в «Крузенштейн». Кажется, помогло.

(Продолжение следует.)



Добавить комментарий