Партизанские дороги Адама Шиха

Социум

BEAR-cavalry_fin_smallВ полной ли мере сегодня мы храним память о героическом прошлом своего народа? Задевают ли нас до глубины души слова «Великая Победа»? Насколько волнует нас судьба тех, кто сражался во имя мирного неба над нашими головами? На эти вопросы каждый пусть ответит сам. Я считаю, что жизнь и судьба ветеранов — это уроки мужества, достоинства, патриотизма. А их воспоминания — уникальный дар для современного поколения. Мне посчастливилось прикоснуться к этому дару благодаря встрече с ветераном Великой Отечественной войны Адамом Климентьевичем Шихом.
Беседа наша заладилась сразу. Когда с человеком разговариваешь не для галочки и без формализма, то возникает взаимный интерес. Откровенность, легкий юмор и доброжелательность — в такой атмосфере проходило общение с ветераном.
Адам Климентьевич Ших родился 2 января 1925 года в деревне Кондратовичи Логойского района. Родители были простыми крестьянами. Отец, Климентий Федорович, был женат два раза. От первого брака родилось четверо детишек — Михаил, Игнатий, Иван и Анастасия. Вторая супруга, Мария, мать Адама Климентьевича, подарила мужу еще четверых — Петра, Павла, Адама и Евгению. Безусловно, в такой большой семье шиковать не приходилось. Но никто на судьбу не жаловался. Работали всей семьей с утра до ночи. Благо, было на чем. Отец выкупил небольшой участок земли у семьи, выехавшей в Украину. Однако через несколько лет эмигранты вернулись и отобрали «свой» надел, бросив семью на произвол судьбы. Климентий Ших разорился. Во время коллективизации отец Адама покинул деревню, не вступив в колхоз, и уехал в город. Старшие братья тоже разъехались. Остальные ребятишки остались с матерью.
Маленькому Адаму приходилось нелегко. С самого раннего возраста он работал не покладая рук — пас коров. В школу же ходил только с приходом зимы. Так закончил три класса. Поскольку в четвертом необходимо было сдавать экзамены, учебу пришлось бросить — надо было зарабатывать на хлеб. До 1939 года Адам не посещал школу. В этом году к ним в деревню приехал новый учитель, который помог мальчику восстановиться в четвертый класс. Для этого он договорился с председателем, чтобы Адама освободили от работ в колхозе и дали возможность продолжить обучение. Так парень получил еще два класса образования, после чего поступил в ремесленное училище в Минске. Но не проучился и месяца — началась война.
В это суматошное и беспорядочное время в Минске Адам не нашел ни отца, ни братьев. А дома — одинокая мать, братья и сестры. Адам решил вернуться в родные края. Пешком направился в Логойск. До дома оставалось несколько километров, как вдруг его задержали пограничники. Юноше устроили допрос. Поскольку паспорта с собой не было, доказать, что он не шпион, было нечем. У виска мальчика оказалось дуло пистолета. От смерти спас комсомольский билет. Отпустили. Придя домой, ни братьев, ни сестер, ни матери не застал. Сердце щемило от боли. Разлука с близкими казалась невыносимым горем. Податься было некуда. К счастью, Адама приютила тетя. Через три дня вернулась и родня. Пусть время было страшным, но все-таки семья воссоединилась, и это было главным.
Правда, быть рядом с матерью пришлось недолго. В июне 1942 года Адам Климентьевич вместе с двумя старшими братьями ушел в партизаны. Все военное время были в одном отряде «За Родину» в бригаде имени Фрунзе.
Командиром отделения был Анатолий Андреевич Милашевский. Как вспоминает Адам Климентьевич, человек небывалой физической силы и выносливости. Ему говорили, что он родился в рубашке. Во время одного из сражений вражеская пуля пробила ему легкое. К счастью, остался жив. Кстати, после войны Адам Климентьевич не потерял связей с командиром и долгие годы поддерживал с ним дружеские отношения.
Во время войны мать и сестры Адама жили в партизанской зоне. Отец во время блокады работал связным. В 1943 году его расстреляли немцы. Вскоре героически погиб брат Михаил. Игнатий остался в оккупации. Умер в 1945 году, уже после Победы. Иван пропал без вести на Ленинградском фронте.
Вместе с братьями Петром и Павлом Адам громил фашистские гарнизоны, участвовал в «рельсовой войне». Адам Климентьевич говорит, что всегда ощущал поддержку братьев, и даже в самые страшные моменты их не покидало чувство общности.
Вспоминать в подробностях военные события Адам Климентьевич не любит. Но об одном случае он мне рассказывал с нескрываемой гордостью. Дело было в 1943-м, когда к ним в отряд для переговоров с поляками приехал заместитель министра иностранных дел СССР Зорин. Для сопровождения высокопоставленного чиновника выбрали Адама Шиха.
В том же году произошло и другое событие — Адама Климентьевича контузило. Долгое время он ничего не слышал. После контузии ему дали год на лечение и реабилитацию. Болезнь не прошла бесследно: многое ветеран уже не помнит. Но, как говорит Адам Климентьевич, стереть из памяти все кровавые события не сможет ни одна контузия.
15 апреля 1945 года Шиха снова призвали — в войска МВД, где он отбыл пять лет. Во время службы однажды пришло письмо от сестры, которая писала, что жить не за что, пришлось продать последнюю корову. Сразу же после этого Адам буквально вымолил отпуск на десять дней и отправился к родным. Купил корову и привез матери.
После войны Адам Ших устроился в Белгосстрой, затем работал шофером на Мелькомбинате № 5. Профессии водителя он посвятил 50 лет. На этом же комбинате повстречал и свою любовь. С супругой Надеждой они вместе до сих пор. У них двое замечательных детей — Валентина и Виктор, трое внуков и правнучка. Они счастливы и радуются каждому прожитому дню. Адам Климентьевич регулярно созванивается и встречается с сестрой Евгенией и братом Павлом.
Жизнь Адама Климентьевича была нелегкой, но благородной и достойной уважения потомков. Его воспоминания — своеобразный возврат в прошлое, которое невольно хочется изменить, переписать наново. И пусть это нереально, однако возможно другое — порадовать ветеранов любовью и вниманием, чтобы хоть чуточку заглушить горечь пережитых утрат.
Подготовила
Татьяна ВАСИЛЬЕВА.



Добавить комментарий