От Иванова до Берлина

Социум

2296662708_34cef809c3Когда началась война, я училась на третьем курсе Ивановского медицинского института. Помню ласковое утро, обещавшее солнечный день. Мы в читальном зале готовились к экзаменам. Вдруг открылась дверь, и студенты-старшекурсники гурьбой ввалились в читалку с криком: «Вы зубрите и не знаете, что сегодня началась война».
Воцарилась мертвая тишина. Потом все засуетились, мальчишки побежали в военкомат на призывной пункт. А на следующий день, 23 июня, в деканате студентам третьих курсов раздали направления на работу в медицинские учреждения. Дипломированные медсестры были мобилизованы, а в военкоматах готовили бригады медработников для отправки на фронт.
После сдачи госэкзаменов я была мобилизована и направлена в Москву на курсы военно-полевой хирургии. Потом началась фронтовая служба в воинской части №61450 в должности командира приемно-сортировочного отделения медико-санитарного взвода мотомеханизированной бригады №66. В составе этой бригады я прошла путь от Москвы до Берлина. Бригада передавалась в состав различных фронтов: 1-й Украинский, Сталинградский, 1-й и 2-й Белорусские…
За давностью лет забыты многие боевые события, но отдельные остались в памяти на всю жизнь.
Например, вспоминается бой возле украинского села Машорина. Колонна двигалась по большаку в сторону села. Разведка доложила, что немцы отступили. Однако они затаились в засаде в балке за селом и встретили колонну артиллерийским огнем, а с неба налетели самолеты и стали бомбить. Все смешалось: земля, кровь, стоны, крики о помощи. Пришлось быстро организовывать и оказывать помощь прямо на земле под градом пуль. Потом мы развернули палатки и работали под обстрелом в течение суток. Была экстренно организована эвакуация раненых в тыл на попутных машинах, подвозивших снаряды. (Нужно отметить, что с передовой ни одна машина без загрузки ранеными не выпускалась — таков был военный порядок.) Оказав помощь и эвакуировав всех раненых с поля боя, через двое суток, едва живые, мы догнали свою часть.
Вспоминается также декабрь 1942 года. Битва за Сталинград. Стояли сильные морозы. Ожесточенные бои шли на станциях Морозовская и Татинская. Там располагались основные аэродромы, с которых осуществлялось снабжение окруженных немецко-фашистских войск. Мы находились в прорыве между главными силами немецких войск — 6-й немецкой армии, которой командовал Паулюс, и армией, посланной Гитлером для оказания помощи окруженным. Бои были кровопролитными. Работали и день и ночь. Отдыхали по очереди рядом с операционными столами. Выдержали с честью и это испытание. Кстати, за оборону Сталинграда я была награждена медалью.
Последний бой нашей воинской части №61450 был в 70-80 километрах от Берлина. Позже уже спокойно шагали по городским улицам. Нам казалось, что все белым-бело от белых полотнищ, вывешенных на каждом доме, на магазинчиках, в подворотнях в знак сдачи города. Хотя мы были хозяевами положения, но кое-где недобитые фашисты «огрызались». И все же на душе была радость от сознания, что мы остались живы.
Во время боевых действий я больше всего боялась попасть в плен. Мы насмотрелись на лагеря пленных под Данцигом. Люди сидели как призраки в своих полосатых робах, многие от истощения не могли двигаться. Было страшно оказаться на их месте…
9 мая 1945 года было объявлено срочное построение части. Сообщили, что подписана безоговорочная капитуляция немецких войск. Война окончена. Вечером по этому поводу был организован праздничный ужин. Готовить торжество помогали немцы, при этом они твердили: «Сталин, Черчилль, Рузвельт — гут, Гитлер — капут». Видать, поумнели…
Галина ОЛЬШАНСКАЯ.



Добавить комментарий