Нина Шамко: «Я ничего не хотела бы изменить»

Тракторозаводцы

Нина Ивановна Шамко проработала на Минском тракторном заводе 41 год. Она устроилась контролером отдела технического контроля
в 4-й механический цех в 1974-м, когда ей только исполнилось 20 лет, без специального образования, но с огромным желанием трудиться. За минувшие годы Нина Ивановна дошла до 6-го разряда, 14 лет была бригадиром, удостоилась Почетной грамоты Совета Министров республики, а в 1999 году ее фотография украшала Аллею почета МТЗ. Как она попала на завод, почему ни разу не заду-малась об уходе и каким образом ее жизнь связана с заводом сейчас, когда она уже четыре года на пенсии, — об этом и не только Нина Ивановна рассказала «Беларус-МТЗ обозрению».

О работе и учителях
Нина Ивановна родилась в Гродненской области, там же выучилась на швею-мотористку — и ничего в ее жизни не предвещало кардинальных перемен. Но на свадьбе у друзей она познакомилась со своим будущим мужем и вскоре переехала в Минск.

— Муж работал на МТЗ, — рассказывает Нина Ивановна, — а я по специальности швея-мотористка. Могла, конечно, устроиться в ателье, но там были неудобные выходные. Вот я и пришла на завод. Меня привели в 4-й механический цех, там посмотрели мой диплом и приняли контролером по третьему разряду. Месяц проходила обучение — и начала работать. Так и трудилась 41 год на одном и том же месте.
В то время уже были специальные училища, после которых можно было идти работать на МТЗ, но брали на предприятие и необученных людей.

— Мы приходили «с улицы», совершенно не знакомые с работой контролеров, но у нас были хорошие учителя — наш начальник Константин Антонович Хохлов, контрольный мастер Раиса Александровна Воронина, старший контролер Вера Даниловна Кузьмина. Нам, новеньким, они посвящали много времени, делились знаниями, показывали все процессы, учили пользоваться контрольно-измерительными инструментами. А каждые три года проводились техминимумы — мы подтверждали свою квалификацию.

Работа была непростая. Контролеру ОТК надо быть внимательным и подкованным в вопросах производства, чтобы понимать, по какой причине в детали появился дефект. Все это не приходит в одно мгновение, нужно много учиться, разбираться и наблюдать. Многое зависит и от наставника, которым для Нины Ивановны стал Леонид Николаевич Берестевич.

Дело было в 1990 году, когда Нина Ивановна вышла из второго декрета. Берестевич забрал ее на сборку маслобака, потом на сборку рулевого управления и муфты сцепления. Нина Ивановна изучала все входящие детали, то, как собирались и испытывались узлы. Потом ее избрали бригадиром, а когда освободилась должность контролера по разбору брака, отдали работу ей. Если с производства снимался узел, нужно было разобраться, на каком этапе произошла ошибка и кто виноват: поставщик, сборщик или испытатель.

— Леонид Николаевич очень строгий был. Когда я стала заниматься разбором брака, он «гонял» меня по всем техпроцессам, я разбирала каждый узел, все проверяла, доказывала вину. Никто, конечно, не хочет брать на себя ответственность за дефекты, а мне надо было разобраться в ситуации. И Леонид Николаевич водил меня по другим цехам, показывал, как правильно мерить шестерни, чтобы не допускать ошибок. Поначалу я думала: «Ну чего он хочет?». И обижалась порой на его требовательность. Но он был не только требовательным, но и мудрым человеком. За это ему благодарна.

О важных событиях
В истории МТЗ много разных периодов: есть и взлеты, и падения. Некоторые события Нина Ивановна помнит особенно ярко:
— В памяти звучит музыка, которая сопровождала нас на работу, создавала хорошее настроение перед рабочей сменой. По праздникам возле центральной проходной играл оркестр. Это было так здорово!

А еще помню, как с конвейера сошел двухмиллионный трактор. Концерт организовали, выступал директор Иван Иванович Кулешов. Это был праздник для всех нас, и была гордость, что мы причастны к такому событию!

В 90-е годы работники завода и профсоюзные активисты участвовали в митингах. Наш отдел тоже участвовал, но в меньшей степени. Дело в том, что мы тарифники. И если у рабочих-сдельщиков схема «нет работы — нет зарплаты», то нам в любом случае нужно было
находиться на заводе, просто уйти мы не могли. Если работы не было, повторяли техпроцессы, проводили техминимумы. Со временем все стабилизировалось, конечно, но не сразу.

Потом уже производство стало расширяться. Сразу все сборочное производство находилось в механосборочном цехе № 2, потом построили новое здание — корпус сборки тракторов. И светлое, и теплое, и чистое. Сейчас туда постоянно водят на экскурсии, приезжают делегации.

О коллективе и профсоюзе
Жизнь Нины Ивановны проходила не только на работе и дома. Она всегда была легка на подъем, много лет избиралась профгрупоргом в своем бюро, членом цехкома, около десяти лет участвовала в избирательной кампании. У нее сложились хорошие отношения с коллегами, о которых она отзывается с теплотой. А одна история, по словам Нины Ивановны, останется с ней навсегда:

— У нас была лаборатория исследования качества, где мы проводили пятиминутки, профсоюзные собрания. В обеденный перерыв приходили туда попить чаю, в праздники — поздравить друг друга. Когда мне исполнилось 50 лет, мы тоже там собрались. Мне сказали, мол, одну минуточку, выключили свет — и вынесли огромный пирог с пятьюдесятью свечками. Оказывается, одна из моих коллег испекла его специально для меня! Это было очень приятно.

Несколько раз в год Нина Ивановна и ее коллеги собирались на экскурсии, которые организовывал профсоюз. В ос-новном ездили по Беларуси: в Брест, Полоцк, Гродно, Лиду, Мосар, Беловежскую пущу, в Гольшаны и Крево, в Мирский и Несвижский замки. Один раз были в Смоленске.

— Каждая поездка была в удовольствие, — вспоминает Нина Ивановна. — Мы, сидя дома, не видим, каким бывает мир. А в такие путешествия собирались те, кому это нравилось: интересовались, что происходило, общались, пели песни в автобусе — это было здорово.

Помню, как мы приехали в Брест рано утром, еще пяти не было, погода ясная, солнце всходило — так красиво! В Суле катались на теплоходе, слушали легенды, танцевали вокруг костра. А такого вкусного хлеба, как в Дудутках, я нигде не пробовала!

Хочу сказать спасибо людям, с которыми работала, которые поддерживали не только в радости, но и в трудные дни. Анна Петровна Лавриш, Елена Ивановна Якусик, Михаил Иванович Гулин, Янина Петровна Лещинская, Ольга Ивановна Маслакова, спасибо вам за работу, поддержку и общение!

«Теперь у меня началась новая жизнь»
Нина Ивановна вышла на пенсию и еще шесть лет проработала на заводе. Уволилась из-за семейных обстоятельств: нужно было приглядывать за мамой, которой тогда исполнился 91 год, и помогать семье младшего сына с маленьким внуком.

Когда Нина Ивановна вышла на пенсию, встала на учет в заводскую профсоюзную организацию неработающих пенсионеров, о которой отзывается очень тепло:
— Там очень добрые, хорошие люди — Клавдия Николаевна, Кристина Ивановна и Василий Сергеевич. Они нас заинтересовывают, приглашают на мероприятия: на концерты, субботники. Например, в новом сквере у МТЗ мы сажали деревья, ходили на субботник в Александровский парк. Участвуем во всех торжествах, митингах, ходим на концерты. Мне это интересно, я легка на подъем и радуюсь, что могу быть частью коллектива МТЗ даже сейчас, на пенсии.

— А вообще я считаю, что я счастливый человек, — подытоживает Нина Ивановна. — Все сложилось так, как должно было, и я ничего не хотела бы изменить.

Анастасия ЛАРИНА.
Фото автора.



Добавить комментарий