«Немодный» приговор: чем живут белорусские суды?

Социум Тема дня

В прошлом году судами Беларуси за совершение уголовно наказуемых деяний осуждено 43420 лиц — на 6,9 процента больше, чем в 2014-м. Много это или мало? Актуальна ли для нашей страны судебная реформа? Велик ли риск несправедливого приговора? Повлияло ли ужесточение наказания по ряду уголовных и административных статей на общественную безопасность? Много ли выносится оправдательных приговоров? На эти и другие вопросы ответил первый заместитель председателя Верховного суда Республики Беларусь Валерий КАЛИНКОВИЧ.

Нагрузка на судей увеличивается
Сложные в криминальном плане 1990-е годы с их бандит-скими разборками на всем постсоветском пространстве давно ушли в прошлое, и урегулирование споров, а также удовлетворение исков в нашей стране в большинстве случаев происходит «как в цивилизованных странах» — в судах. Нагрузка на судебную систему нынче, прямо скажем, очень велика. Это и плохо, и хорошо. Плохо, потому что «правовой конвейер» при неблагоприятном стечении обстоятельств может дать сбой, и в результате мы получим необоснованные решения и приговоры. А хорошо, потому что наши суды и специалисты, в них работающие, непрерывно оттачивают профессионализм.

— Истекший 2015 год также характеризовался увеличением нагрузки на суды, — говорит Валерий Калинкович. — Поступление гражданских дел в целом стабилизировалось, но по другим направлениям объемы правосудия увеличились, и в ряде случаев существенно. В настоящее время штатная нагрузка на одного судью районного суда превышает 68 дел и материалов в месяц, по экономическим судам она составляет свыше 150 дел и материалов, а в экономическом суде Минска — все 200. В среднем суды общей юрисдикции в течение рабочего дня рассматривают до 4000 различных дел.

По словам специалиста, в 2015 году в суды для рассмотрения поступило более 44000 уголовных дел, по которым осуждено 43000 человек. Рассмотрено более 300 тысяч дел об административных правонарушениях. В экономические суды в течение года поступило более 193 тысяч различных обращений и исковых заявлений. Первый заместитель председателя Верховного суда поясняет, что увеличение числа дел связано в том числе с некоторым ростом преступности, а также активности граждан, которые обращаются в суды. Иногда это связано и с экономической ситуацией: у ряда предприятий возникают задолженности.

— Суды справляются с возрастающими объемами правосудия за счет более четкой организации судебных процессов, использования упрощенных форм судопроизводства для разрешения бесспорных и очевидных дел, — отмечает Валерий Леонидович. — Нам удалось рассмотреть подавляющее большинство уголовных дел —
95 процентов — в срок до двух месяцев. С нарушением установленных процессуальных сроков разрешено менее 1 процента гражданских и экономических споров.

Жалоб на принятые решения не так уж и много
На большинство выносимых белорусскими судами решений не поступает жалоб и протестов, заявляют в Верховном суде.

— По данным нашей статистики, в вышестоящие суды обжалуется порядка 20 процентов постановленных приговоров, примерно 8 процентов решений по экономическим спорам, 4 процента решений по гражданским делам и менее 1 процента постановлений по делам об административных правонарушениях, — констатирует Валерий Калинкович. — Это, на наш взгляд, свидетельствует о законности судебных решений и восприятии их сторонами как справедливого и закономерного итога завершения дел.

По словам специалиста, в 2015 году в Беларуси уменьшилось по сравнению с позапрошлым годом количество отмененных судебных постановлений. При этом вышестоящие суды более активно использовали свои полномочия по внесению изменений в обжалованные приговоры и решения и по окончательному разрешению дел без их направления на повторное судебное разбирательство.

Еще одна тенденция прошедшего года — по сравнению с 2014-м возросло число дел о нарушении правил пользования жилыми помещениями: около 8700 случаев, тогда как в позапрошлом году было около 7000 дел.

— Стало больше и таможенных правонарушений — более 8800 против прежних 6200. Дела о мелких хулиганствах заняли в общем объеме 14 процентов, за распитие алкогольных напитков в общественном месте — 13,1 процента, за умышленное причинение телесного повреждения — 17,5 процента. Причем к последней категории относятся дела по части 2 статьи 9.1 Кодекса об административных правонарушениях, то есть связанные с домашним насилием.

Чем жестче наказания, тем лучше дисциплина?
Одна из самых широко обсуждаемых правовых новаций последних лет — ужесточение наказания за пьянство за рулем. В Беларуси довольно активно применяется статья 317-1 Уголовного кодекса «Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством такому лицу либо отказ от прохождения проверки (освидетельствования)». В Верховном суде констатируют положительный эффект от лишения свободы водителей, неоднократно замеченных за рулем в пьяном виде.

— По статье 317-1 за повторное управление транспортом лицами, находящимися в состоянии опьянения, в 2015 году лишение свободы было назначено 326 лицам, — отмечает Валерий Калинкович. — Это больше, чем в 2014-м. Но при этом общее количество осужденных за такие преступления уменьшилось по сравнению с 2014 годом на четверть, а по сравнению с 2012-м — вообще вдвое. Поэтому, на наш взгляд, применение достаточно строгих мер наказания за преступления, которые представляют значительную общественную опасность, в ряде случаев способствует оздоровлению общей криминогенной обстановки.

Всего в прошлом году по статье 317-1 УК было осуждено 1684 лица. Почти треть из них совершили данное преступление повторно. Помимо 326 лиц, лишенных свободы, 336 граждан подвергнуто аресту, 353 — приговорены к исправительным работам, 641 — к ограничению свободы. Штраф как основная мера наказания избрана в отношении пяти лиц.

По данным Верховного суда Беларуси, всего к лишению свободы в прошлом году было осуждено 13,5 тысячи человек. Валерий Калинкович считает, что в целом подход судов к назначению уголовных наказаний сегодня соответствует структуре преступности, характеру тех уголовных дел, которые поступают для рассмотрения.

— В целом обеспечивается индивидуальный подход к назначению наказания в зависимости от характера содеянного, личности виновного и его отношения к тому, что он совершил, — говорит он. — Суды используют возможности освобождения от уголовной ответственности за нетяжкие преступления тех обвиняемых, которые совершили преступления впервые, возместили причиненный вред и примирились с потерпевшими. Таких решений в 2015 году судами было принято более 3 тысяч.

Первый заместитель председателя Верховного суда также отмечает, что суды используют предоставленную законом возможность для назначения за нетяжкие преступления наказания, не связанного с лишением свободы.

— Мы отмечаем увеличение количества осужденных к таким наказаниям, как общественные работы и денежный штраф, — уточняет он.

Первый заместитель председателя Верховного суда Беларуси Валерий КАЛИНКОВИЧ считает, что решение об образовании единой системы судов общей юрисдикции было правильным — это позволило обеспечить стабильную работу судов всех уровней, правильное единообразное применение законодательства, законное, обоснованное и справедливое решение подавляющего большинства судебных дел.

Смертная казнь: суды работают в рамках законодательства
Журналистов, конечно же, интересовала перспектива отмены в Беларуси такого сурового наказания, как исключительная мера — смертная казнь. Как известно, в свое время на одном из республиканских референдумов население страны высказалось за ее сохранение. Однако с тех пор многие государства отказались от такого наказания либо ввели мораторий на его применение. Первый заместитель председателя Верховного суда Валерий Калинкович в связи с этим напоминает, что белорусские суды работают в соответствии с существующим законодательством, но готовы к его изменениям.

— Судья — это говорящий закон, — говорит он. — Сегодня суды применяют то законодательство, которое действует и принято в установленном порядке. Если законодательные подходы к решению тех или иных вопросов, связанных с судебной деятельностью, будут изменены, мы обязаны обеспечить применение этого закона.
По словам специалиста, исключительная мера наказания в Беларуси применяется только в особых случаях — например, за особо жестокие убийства нескольких человек.

Коррупционеры «сидящие» и «реабилитированные»

В 2015 году в Беларуси осуждено 485 лиц за совершение преступлений коррупционной направленности — это на 63,3 процента больше, чем в 2014-м. Более половины осужденных — 261 человек — приговорены к различным срокам лишения свободы. Конфискация имущества применена к 210 лицам. 375 осужденных лишены права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью. 9 лиц лишены воинского или специального звания.

Наказание в виде штрафа избрано в отношении 80 осужденных (при этом в отношении 5 лиц это основное наказание, в отношении 75 — в качестве дополнительного). Наибольшее количество виновных осуждено за совершение преступлений: хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (204 человека), получение взятки (112), дача взятки (75), злоупотребление властью или служебными полномочиями (48), превышение власти или служебных полномочий (27).

Впрочем, время от времени в СМИ появляются сообщения об освобождении тех, кто в разное время являлся фигурантом громких коррупционных дел. Так, в начале 2016 года прошла информация, что досрочно освобожден от отбывания наказания осужденный ранее за взятки бывший заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Владимир Волков. Экс-чиновник теперь руководит региональным предприятием в сфере нефтепереработки. Ранее досрочно вышел на свободу бывший заместитель генерального прокурора Беларуси Александр Архипов — он назначен директором сельскохозяйственного унитарного предприятия. СМИ писали, что оба осужденных за коррупцию чиновника были помилованы главой государства. Журналисты поинтересовались у представителя Верховного суда: неужели в кулуарах власти существуют некие списки экс-высокопоставленных лиц, которых могут вскоре выпустить на свободу?

— Я, честно говоря, такого списка не видел, кто вам об этом рассказал, не знаю, — говорит Валерий Калинкович. — Надо иметь в виду, что это право (решение о помиловании. — Прим. авт.) предоставлено Президенту нашим законодательством. Вопрос о помиловании решается при поступлении ходатайства и в зависимости от конкретных обстоятельств дела — поведения лица во время отбывания наказания и целого ряда других факторов. При этом, если в результате акта помилования лицо освобождено от отбывания основного и дополнительного наказания (запрет на занятие определенных должностей. — Прим. авт.), то отсутствуют правовые запреты для занятия этих должностей. Это все прописано в нормативных актах. Следует также знать, что каждый осужденный, отбывающий наказание, может обратиться с ходатайством о помиловании.

Структура уголовных наказаний в Беларуси в 2015 году

* Общественные работы — 4200 лиц (9,7 процента).
* Штраф — 4878 лиц (11,2 процента).
* Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — 170 лиц (0,4 процента).
* Исправительные работы — 2293 лица (5,3 процента).
* Ограничение свободы — 8112 лиц (18,7 процента).
* Арест — 7126 лиц (16,4 процента).
* Лишение свободы — 13587 лиц (31,3 процента).
* Отсрочка исполнения наказания — 1972 лица (4,5 процента).
* Условное неприменение наказания — 817 лиц (1,9 процента).
* Без назначения наказания — 30 лиц (0,1 процента).
* Исключительная мера наказания — 1 лицо (0,002 процента).
* Пожизненное заключение — 7 лиц (0,016 процента).

Александр НЕСТЕРОВ.

 



Добавить комментарий