Не заживают душевные раны

Новости

Зинаида Подобед,
участница Сталинградской битвы, обороны Советского Заполярья

Артиллерия-165 лет прошло после Победы. Время сравняло окопы, дзоты и другие шрамы на земле нашей Родины, на месте развалин поднялись новые прекрасные дома. Но у бывших воинов, давно снявших шинели, постаревших и поседевших, не заживают душевные раны от пережитого.

До войны я жила в Минске, училась в Педагогическом институте им. М. Горького, окончила 1-й курс. Но война разрушила нашу мирную жизнь. Из Минска эвакуировалась в Бузулук Чкаловской области. Там работала на швейной фабрике швеей-мотористкой. В апреле 1942 года состоялся первый набор в армию девушек-комсомолок. Меня также призвали. Вскоре эшелон из 800 девушек прибыл в Сталинград, где формировался 1082-й зенитно-артиллерийский полк. Меня направили во 2-ю батарею 116-го дивизиона.

Началась напряженная учеба по освоению специальности прибориста. Тренировки длились по 10-12 часов. Главное условие освоения специальности — быстрота и точность. 10 человек должны работать как хорошо отлаженный часовой механизм. Их задача — быстро обнаружить цель и передать данные на орудийный расчет. Состав был интернациональный: русские, белорусы, украинцы, армяне, казахи. Это была дружная единая семья, сцементированная великой целью — скорее разгромить врага.

Помнятся самые тяжелые дни обороны Сталинграда. В октябре 1942 года вражеские самолеты бомбили батарею. В самый разгар боя осколки попали в одно из орудий, заклинило затвор, орудие вышло из строя. Незамедлительно появился техник-лейтенант, устранил повреждение, и оно снова «заговорило».

Помнится и еще один октябрьский день. Наводчики нашего прибора ПУАЭО-3 поймали цель (самолет противника), данные сразу же передали орудийным расчетам, которые открыли огонь, самолет начал падать, радость охватила всех. Таких случаев было немало.

Помню и такой эпизод: зимней ночью, отстояв два часа на посту, я легла, не раздеваясь, и быстро уснула, но не надолго. Командир батареи любил устраивать внезапные тревоги, даже не продиктованные боевой ситуацией. В ту ночь в нашей землянке была объявлена такая тревога. Я проспала, а это каралось.

У нас у всех были хроническое недосыпание и усталость. Думали, что никогда не выспимся. Девушкам-солдатам на войне было тяжелее, чем мужчинам, но они старались стойко переносить невзгоды и лишения. Но человек остается человеком со своими слабостями. Иногда у слишком утомленных, менее выносливых, проскальзывали невеселые мысли. Но друзья в такие моменты приходили на помощь, старались поднять настроение.

После Сталинградской битвы наш полк был переброшен на Карельский фронт и с марта 1944 года до Победы находился в Заполярье.

Наша батарея стояла в Мурмашах, в 30 километрах от Мурманска. С питанием на севере было не очень хорошо, рацион однообразный. Мне же приходилось экономить с того, что получала. Местным жителям я продавала свой хлеб, сахар (ведь зарплату солдатам не платили), а мне необходимо было помогать пожилым родителям, которые жили в Могилевской области. Оккупанты лишили их всего имущества и, в первую очередь, крова. Они вернулись из леса на голую землю, к сгоревшему подворью.

Теплые воспоминания о боевых друзьях, командирах остались навсегда. После демобилизации я вернулась в Минск. Работала в Государственном издательстве БССР, которое впоследствии было переименовано в издательство «Беларусь».

Пусть всегда будет только мир на земле, пусть война никогда не омрачит жизнь наших детей и внуков.



1 комментарий по теме “Не заживают душевные раны

  1. Здравствуйте!
    Меня зовут Лена Каган, я долгие годы разыскиваю людей служивших в 1082 зенитно артиллерийском полку, т.к. моя мама Каган Мира служила там связисткой. Может быть есть возможность пообщаться с ув. Зинаидой Подобед,. Буду Вам благодарна за ответ.

    Лена.

Добавить комментарий