Написанному — верить. О написанном — помнить!

Новости

Заводская газета во все времена рассказывала о том, как жили и работали, во что верили и о чем мечтали белорусские тракторостроители

Александр НЕСТЕРОВ
Фоторепродукции автора 

Закусочная-автомат по улице Олега Кошевого в конце 1950-х.
Закусочная-автомат по улице Олега Кошевого в конце 1950-х.

Радости маленькие и большие

Спустя десять с небольшим лет с момента образования Минского тракторного завода работники предприятия начали массово переселяться из бараков и прочих времянок в благоустроенное жилье, в их домах появились «предметы роскоши». Об этом газета «Трактор» писала много, не скрывая радости за заводчан.

К примеру, накануне Первомая в 1958 году на одной из полос была опубликована подборка заметок под общим заголовком «Это нас радует». А радовало многое. К примеру, незадолго до праздника открылась новая районная библиотека в доме № 10 по улице Олега Кошевого. Ее книжный фонд составлял 10000 экземпляров. Посетителям предлагались художественная и политическая литература, журналы, брошюры, работали книжные выставки.

Возведение жилых домов в поселке тракторного завода в то время именовалось «самодеятельным строительством». К маю 1958-го было заселено 30 четырехквартирных, 6 шестнадцатиквартирных и 5 восьмиквартирных домов, в которых справили новоселье 256 семей. А до конца декабря планировалось завершить работы еще в 17 домах общей площадью 5500 кв. м.

Расширялась и инфраструктура поселка. На тот же 1958-й было запланировано открытие столовой по улице Буденного и закусочной-автомата по улице Олега Кошевого. О последней стоит сказать особо. Зал закусочной состоял из двух отделений. В первом продавались горячие и холодные закуски с последующей оплатой, а во втором — различные напитки и бутерброды, отпуск которых производился автоматически. Работал также специальный отдел по продаже свежих кондитерских изделий. В закусочной-автомате можно было также получить обеды на дом. К услугам посетителей имелись специальные судки, выдаваемые напрокат. Приготовление на кухне горячей пищи, кондитерских изделий было полностью механизировано. Кстати, на месте закусочной-автомата в настоящее время располагается столовая № 175 РДУП «МТЗТоргсервис».

Что еще радовало тракторозаводцев? Хотя бы то, что в поселке был открыт родильный дом на 75 коек, в котором за полтора месяца появились на свет 250 малышей. Кроме того, газета писала, что в поселке «все чаще можно видеть тракторозаводцев за рулем собственных автомобилей». Наконец, многие приобрели себе телевизоры: «796 телевизоров зарегистрировано в нашем почтовом отделении. Это на 400 больше, чем было к 1 мая прошлого года».

Способ честного отъема денег

Советское государство охотно брало взаймы у своих граждан. К примеру, в 1953 году было объявлено о выпуске Государственного займа развития народного хозяйства СССР. На Минском тракторном заводе быстро откликнулись на предложение правительства поделиться с госбюджетом своим двухнедельным заработком.

«Дружная подписка на новый заем — новый вклад в дело коммунизма» — с таким заголовком на второй полосе вышла газета 27 июня 1953 года. Нынешнее поколение тракторозаводцев, особенно те, кто родился уже после распада СССР, вряд ли поймут, как может положительно повлиять лишение, пусть и временное, половины зарплаты, на благосостояние людей, в том числе и тех, кто эти деньги отдал. А 59 лет назад многие действительно считали именно так.

К примеру, в течение одного часа с момента передачи по радио текста постановления правительства о Госзайме 80 процентов электриков инструментального хозяйства инструментального корпуса МТЗ уже подписались на новый заем. Один из работников тракторного цеха № 2 во время оперативно созванного собрания высказался так: «Я горячо приветствую постановление о выпуске нового займа и отдаю свой двухнедельный заработок взаймы государству, чтобы быстрее осуществить заветную мечту — построить коммунизм в нашей стране».

В коллективе треста «Белтракторострой» также присоединились к призыву помочь государству. На одном из собраний каменщик данной организации отметил, что «наши займы — это мирные займы, это новые электростанции, шахты, заводы, школы, клубы, жилые дома для трудящихся». Более того, подписываясь на заем, он принял на себя обязательство бороться за повышение производительности труда: «Буду со своей бригадой укладывать по 3–3,5 кубического метра кирпичной кладки в смену на каждого рабочего». А токарь-стахановец тракторного цеха № 1 обязался ежедневно выполнять не менее двух норм в смену.

Трудно понять энтузиазм заводчан, но все же можно. Потому что в той же газетной подборке, посвященной Госзайму, упоминалось о том, что совсем недавно, в апреле 1953 года, государство провело шестое по счету после войны снижение розничных цен на промышленные и продовольственные товары. Если бы нечто подобное случилось в 2012 году, то, думается, многие белорусы в надежде на то, что данная тенденция продолжится, тоже охотно отдали бы часть своего заработка. Вернее, не отдали, а одолжили.

Первая бригада коммунистического труда, 1959 год

Члены бригады: Петр Ладутько, Таиса Аниканова, Михаил Будай, Петр Зенькович, Александр Малышев, Валентина Царькова, Фаина Миронович, Мария Козловская, Николай Тыманович, Ольга Крупнова.
Члены бригады: Петр Ладутько, Таиса Аниканова, Михаил Будай, Петр Зенькович, Александр Малышев, Валентина Царькова, Фаина Миронович, Мария Козловская, Николай Тыманович, Ольга Крупнова.

28 апреля 1959 года на МТЗ звания первой бригады коммунистического труда был удостоен коллектив из моторного цеха под руководством Михаила Будая.

Члены бригады были заняты на обработке поршней пускового двигателя. Первоначально ею руководил Николай Стародубов, а его помощником являлся Михаил Будай. Коллективу неоднократно присуждали в соревновании первое место по заводу, отмечали грамотами, денежными премиями. Стародубов, уходя служить в ряды Советской Армии, просил товарищей не сбавлять темпов работы. Те не подвели: вместо 100 поршней в смену делали 200, а затем, когда задание увеличилось, вместо 200—400. С тем же количеством людей и на том же оборудовании! Каждый из членов бригады умудрялся обслуживать не менее пяти станков.

Помимо виртуозной работы члены бригады повышали уровень своего образования. К примеру, в 1958 году Валентина Царькова собиралась поступать в институт, а Николай Тыманович — в восьмой класс. Ольга Крупнова и Мария Козловская пришли в цех после окончания ремесленного училища. Самому младшему члену первой бригады коммунистического труда — Фаине Миронович — в ту пору было 17 лет. После получения аттестата зрелости она намеревалась пойти учиться на химический факультет университета, поскольку именно химия была ее любимым предметом. А самый старший — 33-летний офицер запаса Петр Зенькович — показывал коллегам, к каким результатам нужно стремиться на рабочем месте. В день, когда коллективу присвоили звание бригады коммунистического труда, он добился рекордной выработки — дал на своих операциях 1000 поршней за смену.

Таиса Аниканова и Фаина Миронович в технической библиотеке.

А вот Таиса Аниканова с детства хотела быть летчиком. Перечитала книги о Чкалове, Байдукове, Белякове, Мересьеве, еще в школе мечтала поступить в аэроклуб, но ее по различным причинам не хотели принимать. Зато позже, уже на МТЗ, записалась в планерный кружок при заводском совете ДОСААФ и после прохождения теоретического курса приступила к учебным полетам.

Членов бригады Михаила Будая часто можно было встретить вне завода не только на стадионах и в вечерних школах. В свободное время они вместе ходили в кино, театр и цирк — словом, хорошо трудились и весело отдыхали.

В соревновании за право именоваться бригадой коммунистического труда на МТЗ в 1958-м участвовали 38 коллективов. Но именно бригаде Михаила Будая выпала эта честь. В год моторостроители изготавливали 168000 поршней. Впрочем, для бригады коммунистического труда это не было пределом — данную цифру они намеревались «округлить» до 200000. Правда, нужно было оказать передовикам производства небольшую техническую помощь: внедрить на некоторых станках пневматику, заменить станок на предварительной сверловке отверстия под поршневой палец и заменить фрезеровку холодильника поршня шлифовкой.

Мечтать не вредно

Пока тракторозаводцы мечтали о чудо-дорогах, советский автопром рекламировал свое видение «народного» автомобиля — «Москвич-408».

Сегодня у вас, уважаемые читатели, есть возможность сравнить прогнозы развития научно-технической мысли, данные в уже далеком 1965 году, с реалиями 2012 года. А поможет нам в этом статья «Где остановится человеческая мысль», опубликованная 47 лет назад в заводской газете под рубрикой «Завтрашний день машиностроения».

Одна из тем, затронутых в публикации, — развитие городского транспорта. По мнению автора статьи, «скоро городские автомобили заставят здания встать на железобетонные ходули, а сами захватят всю земную поверхность, но и этого будет недостаточно». Лучшее решение вопроса, считает инженер А. Чернышов, — движущиеся со скоростью 100–150 км/ч дороги-конвейеры. «Идеальной была бы дорога, скорость движения которой, как течение реки, плавно возрастала бы по горизонтали — от неподвижно стоящих краев к стремительно несущейся середине».

«Технические провидцы» образца середины 1960-х предполагали, что на больших расстояниях последнее слово, вероятнее всего, будет за экипажами и кораблями на воздушной подушке. При скоростях в 300–500 км/ч они будут превосходить по надежности самолеты. «Окончательную победу над пространством сулила бы мгновенная передача тел на расстояние, так называемая телепортация», — фантазирует автор статьи.

Имея в то время в своем распоряжении первые станки с программным управлением, специалисты предполагали, как может выглядеть работа «умного» оборудования через некое время. И приходили к выводу, что с помощью приборов инженеры будущего смогут с предельной точностью описывать сложные объекты и программировать их производство. «В конечном счете появится устройство — «дубликатор», фантастическая лампа Алладина, которая по заданной программе сможет изготовить все что угодно, — говорится в статье. — Сырьем ей послужат воздух и вода: превращая элементы друг в друга, дубликатор сам обеспечит себя любым сырьем. А выделяющуюся при этом энергию он утилизирует на производство энергетической «золы» — золота или свинца».

А вот развитие мобильной связи автор газетной публикации 1965 года предсказал с поразительной точностью. Только с внешним видом устройств «напутал»: «Миниатюрные приемо-передатчики размером с наручные часы позволят, набрав номер, в любое время связаться с любым человеком на Земле».

Фантазии фантазиями, но многое из того, что предполагали в своих прогнозах авторы подобных публикаций, на том или ином уровне либо уже воплотилось, либо в ближайшие десятилетия воплотится в жизнь. До одного мы с вами пока еще точно не доросли. Вот цитата. «Любые вещи сделаются всем доступны, но не потеряют привлекательности, как не утратили своего очарования музыка и книги, несмотря на звукозапись и книгопечатание. Единственной ценностью станет умение, изобретательность, подлинный вкус и мастерство в составлении программ. Наши потомки будут влюблены не в вещи, а в красоту, доброту и щедрость…»

Чего хотят девушки?

Это в XXI веке, с подачи многочисленных психологов, астрологов и прочих разнопрофильных специалистов, выбор презента представительницам прекрасной половины человечества превращается для мужчин в головоломку. В советские времена все было более просто и предсказуемо. А если подарок, ко всему прочему, носил еще и производственно-прикладной характер, то угодить дамам и вовсе не составляло труда.

5 декабря 1975 года на первой странице «Трактора» была опубликована статья «Подарок туркменским девушкам». Дело в том, что в адрес комитета комсомола МТЗ пришло письмо из совхоза имени 50-летия СССР Байрам-Алийского района Марыйской области Туркменской ССР. Тамошние девушки просили минских комсомольцев… изготовить для них 33 хлопководческих трактора МТЗ-50Х. Послание обсудили в цехах и отделах предприятия. И постановили: будут тракторы! А изготовить их решено было из собранного комсомольцами МТЗ металлолома.

На главном конвейере МТЗ даже развернулось соревнование за право собрать последний, 33-й трактор для туркменских комсомолок. Просьба девушек была исполнена в ноябре: за последнюю неделю этого месяца на предприятии выпустили 105 сверхплановых машин, в том числе и хлопководческие тракторы для молодежи из совхоза имени 50-летия СССР.

За сборкой последних машин наблюдали специально приехавшие из Туркменистана гости — молодые трактористки Нэзик Гурбова и Огулкиши Нарлиева, а также секретарь комитета комсомола совхоза Якуб Берекетов. Последний и рассказал корреспонденту заводской газеты о том, что в 1975 году 33 девушки-комсомолки окончили курсы трактористок и решили выращивать хлопок. Однако в совхозе был недостаток техники. Вот девушки и решили обратиться за помощью на Минский тракторный — так сказать, по комсомольско-молодежной линии.

— Мы могли бы и к соседям съездить, на Ташкентский тракторный, — заметила в беседе с журналистом Нэзик Гурбова. — Но ваши машины лучше. В этом мы убедились еще во время учебной практики: ташкентскими тракторами можно вести обработку междурядий в 60 см, а с помощью МТЗ-50Х — 90 см. Кроме того, урожайность хлопка после обработки минской техникой на три процента выше.

Другое время — другие обряды

О том, как проходили «Октябрины», заводская газета рассказывала своим читателям в фоторепортажах.

«Давно советские люди поняли всю пагубность церковного обряда, но нет-нет да и появится какая-нибудь богомольная старушка, которая старается уговорить молодых родителей окрестить внука», — писала газета «Трактор» 37 лет назад. И констатировала, что интерес к Церкви с каждым годом угасает. В том числе и потому, что вместо прежних обрядов приходят новые, советские. Например, вместо крестин — «Октябрины».

Вот как в середине 1970-х проходил этот обряд, представлявший собой не что иное, как торжественную регистрацию новорожденного, в отделе ЗАГС Заводского района г. Минска по улице Олега Кошевого, 27а. Свидетелем данного события стал, в числе многих приглашенных, и корреспондент «Трактора».

Виновников торжества приглашают на церемониал «Октябрин». Звучит музыка. Впереди идут: отец — Олег Литвинко, мать — Тамара Литвинко. Оба, кстати, работают на стержневом участке сталелитейного цеха МТЗ, оба — ударники коммунистического труда. Отец бережно несет ребенка, мать держит цветы. Последний аккорд — и родители, а также гости, усаживаются на стулья. Хозяйка праздника — представитель загса — начинает ритуал:

— Радостный сегодня день в жизни семьи Литвинко и всего нашего государства. Родился новый гражданин Союза Советских Социалистических Республик — Литвинко Олег Олегович.

Работница загса поздравляет родителей и вручает им свидетельство о рождении сына. В честь малыша звучит Гимн БССР. Новоиспеченные бабушка с дедушкой произносят торжественную клятву Литвинко-младшему: они с этого дня также несут ответственность за его воспитание. С напутственным словом к молодым родителям обращаются гости — ветеран Великой Отечественной войны, представитель одного из столичных вузов и депутат райсовета. Затем наступает очередь коллег по работе — они вручают цветы и подарки. Торжественный ритуал заканчивается словами песни «К сожаленью, день рожденья только раз в году».

«Новое прочно входило в быт советских людей, пускало глубокие корни, — писала, рассказывая об истоках «Октябрин» газета «Трактор». — Некоторые относились к этому настороженно. Особенно в деревнях. На крестьянах в первую очередь сказывался сотни лет существовавший ритуал крещения, в результате которого дети нередко заболевали, а порой дело кончалось смертельным исходом». Действительно, «Октябрины» в то время казались менее «экстремальными», однако именно эта советская традиция была забыта, пожалуй, даже раньше, чем распался СССР. А вот обряд крещения остался.



Добавить комментарий