МТЗ-70. Мария Слыш: «Работать было интересно, о деньгах не думали»

Тракторозаводцы

У Марии Слыш на Минском тракторном работала вся семья. Сама Мария Федотовна трудилась на МТЗ с 1952 года.

— Мой отец первым начал работать на заводе, правда, тогда на месте тракторного располагался авиаремонтный. Во время войны папа был подсобным рабочим, воевать не пошел по состоянию здоровья, но стал связным в партизанском отряде. Сестры, мать — тоже потом работали на МТЗ. Нашу семью снимало телевидение, про нее писали в газетах. Мало того, что династия трудилась на заводе, так ведь и трудилась хорошо!

Было много хорошего, но и плохое случалось, конечно. Вот я в мае 1952 года пришла на МТЗ в цех трелевочных тракторов, позже он стал механический № 2. Вначале все нормально было. А уже зимой мы разжигали костры на участке, потому что замерзала эмульсия, замерзали мы. Отопление было плохое, спасались как могли. Помню, шлифую детали, а пальцы уже не сгибаются от холода. Я их под мышки прячу и стою, пританцовываю, пытаюсь согреться. Это то, что из плохого могу сказать. Но это не зависело от руководителей или от коллектива. Мне всегда с людьми везло, со всеми находила общий язык, мы становились друзьями. Со своим мужем я познакомилась тоже на заводе, мы вместе работали в седьмом цехе.

Когда я вышла замуж, в магазинах ведь ничего не было. Одна знакомая подошла, сказала, что у нее подруга в магазине работает, может тарелки достать. Это сейчас они всюду продаются, а тогда для своей семьи достать новые вещи было проблемой. Другая знакомая помогла найти лоскуты, чтобы простыни, наволочки красивые сшить.

Хорошие ведь люди были. Еды в магазинах было мало, но совсем уж голодными мы никогда не сидели. Зато весело было, компания замечательная, мы все были родные друг другу.

Ну, а так — завод есть завод. Мы выпускали трелевочные тракторы, потом переходили на колесные. Мой станок переносили из цеха в цех, я, естественно, переходила вместе с ним. Во втором механическом раньше как было — слева сборка, справа станки. Конвейер главный там какое-то время размещался, это сейчас он отдельно находится.

В то время люди не гнались за деньгами, это сейчас век денег. Очень плохо, когда все на деньгах построено. Раньше с людьми было просто работать, мы общались, помогали друг другу, всегда было живое доброе общение. Мне кажется, что плохо никогда не было, все зависит ведь от самого человека. Кому-то солнце светит слишком много, а кому-то его света не хватает. Я работала с интересом, люди были интересные, мы всегда чем-то занимались.

Вот, к примеру, 1954 год. С детскими садами тогда было тяжело, мест не хватало. И работники завода передавали своих детей на проходной, как эстафету. Муж бежит на смену, я с нее ухожу — ребенка передали друг другу. Да, неудобно, но ведь весело! Эти трудности были веселые. Потом уже с ребенком моя мама оставалась дома. У нас один наладчик опоздал на работу из-за того, что ребенка не с кем было оставить. Я была тогда комсоргом на участке, предложила подругам отработать за парня.

Представляете, отработать бесплатно за другого человека! Мы пошли на стройку к начальнику этого парня, он посмеялся, разрешил поработать, даже несколько часов записал.

Я входила в санитарную дружину, получила Почетную грамоту Красного Креста.

О нашем цехе писали в газетах «Известия», «Советская Белоруссия», когда вышел 100-тысячный трактор. Общественная работа, конечно, утомляла, но кто-то ведь должен был этим заниматься. Я была председателем ДОСААФ, депутатом городского совета — это ведь вроде муж-ские занятия, но и мне оказались по силам.
Нас отправляли на Тракайские озера, са-ми мы выписывали машину и ездили за грибами. Помню свою первую путевку в дом отдыха. Мне начальник ее силой вручил. Я боялась ехать одна на море. Он знал, что мне больше ехать некуда, поэтому и старался так. Говорил, что нужно отдыхать, а не в деревню к тетке ехать и там снова работать.

На целый цех покупались билеты в театр, мы с радостью ходили. Вечера танцевальные часто устраивали, подарки вручали. Нам некогда было скучать.
Обедали мы прямо на ящиках в цехе, и без столов как-то справлялись. Быстро поели — и опять за работу. Позже стали постоянно в столовую ходить, по талонам комплексные обеды получали.

Сейчас мой сын работает на МТЗ в третьем механосборочном цехе наладчиком. Пришел на завод, когда я уже была на пенсии. Он знает, что я люблю читать, и, когда был на экскурсии в Ленинграде, привез мне оттуда книги.

Я сама выписываю газеты, журналы. Когда все на работе, стираю, готовлю, убираю. Мне и сейчас скучать некогда, не говоря уже о годах, проведенных на заводе. Сейчас, вспоминая все то время, я даже не знаю, когда успела прожить столько лет.

Евгения ЕЛИНСКАЯ. Фото из домашнего архива Марии СЛЫШ.



Добавить комментарий