«Мой лёс, апалены вайной». Леонид Бекаревич: «И счастье, и детство прервались войной»

Социум

Леонид Бекаревич во время службы на Кубе.

Стать профессиональным военным полковник в отставке Леонид Бекаревич твердо решил еще в раннем детстве, обожженном страшной войной. «Решение вызрело в детские годы, что надо учиться страну защищать» — написал Леонид Павлович в одном из своих стихотворений. История его семьи без преувеличения уникальна…

— Как-то я, сестра и брат стояли на улице возле дома, а в это время мимо проходил пьяный немецкий солдат с овчаркой. И, представляете, неожиданно он натравил эту собаку на нас, совсем еще маленьких детей. Она сбила нас с ног, начала жутко рычать, мы от страха кричали во все горло. Хорошо, что овчарка была в наморднике — немец просто решил пошутить таким образом, при этом он звонко смеялся, веселился от души. А я после того случая до сих пор боюсь собак, и они этот страх очень хорошо чувствуют, — вспоминает Леонид Бекаревич. Когда началась война, ему было всего лишь четыре года, но в памяти до сих пор отчетливо хранятся яркие и страшные воспоминания из его «взрослого» детства.

Леонид Бекаревич родился в деревне Головчино Белыничского района Могилевской области. Деревня очень большая — до войны в ней насчитывалось около 500 домов. Когда-то давно, во время войны со шведами, под Головчино состоялась крупная битва, во время которой со стороны русских и шведских войск погибли около трех тысяч человек. Сейчас в деревне на месте этой исторической битвы установлен монумент, к которому в памятные даты постоянно приезжают представители Швеции. Великая Отечественная война тоже внесла свои коррективы в привычную жизнь Головчино. Как только фашисты появились в деревне, они собрали на площади всех жителей и приказали евреям выйти вперед. Потом их выстроили в колонну и повели в лес, в котором всех, включая и детей, расстреляли…

Местных жителей немцы выгоняли из домов, особенно больших и просторных, и размещали в них своих солдат и офицеров. Дом семьи Леонида Бекаревича немцам понравился сразу. «Матка, клопы есть?» — спросили они, войдя в помещение. Услышав отрицательный ответ, сразу же заселились туда, а семье Леонида Бекаревича практически всю войну приходилось ютиться то у соседей, то у родственников.

Жители деревни также строили землянки вдали от домов, чтобы можно было спрятаться от постоянных бомбежек и обстрелов.

Леонид Бекаревич с сыном Олегом.

— Неподалеку от нас находилась заброшенная больница, в которой немцы держали раненых военнопленных, — рассказывает Леонид Павлович. — Условия там, конечно, были ужасные, людей кормили какой-то несъедобной баландой. Жители нашей деревни по мере сил старались поддерживать их, передавали продукты, несмотря на то, что фашисты отгоняли всех и наказывали за мельчайшее нарушение их требований. Моя бабушка, мама и старшая сестра Галина, первая помощница в нашей семье, стирали в реке окровавленные бинты, сушили их и перевязывали раненых.

Много горя принесли жителям Головчино последние дни оккупации, когда гитлеровские войска отступали и уничтожали практически все на своем пути. Фашисты поджигали дома, расстреливали всех, кто попадался под руку. Мы как раз в это время скрывались в землянке. Помню, к нашему дому подошли несколько немцев, застрелили дедушку-соседа, который осматривал пчелиные ульи, и подожгли сарай.

Людмила Просолович с мужем Леонидом и сыном Сашей.

Потом они заметили меня и брата, открыли огонь, но, к счастью, нам удалось спрятаться за каменный колодец. Один из фашистов собирался бросить гранату в землянку, где находились люди. Моя бабушка и сосед, дед Афанас, подошли к нему с иконой в руках, стали на колени и молили не убивать ни в чем не повинных людей. И случилось чудо — фашист посмотрел на них, махнул рукой и ушел.

Представляете, сколько было радости, когда нас освободили советские войска! Помню, как мы встречали в деревне наших солдат, таких родных и близких, как они нас обнимали и кормили кашей, невероятно вкусной и ароматной. «Была та каша просто из гороха, но с привкусом душевного тепла, и сварена с тушенкою неплохо, как чудо после голода пришла» — написал я спустя годы в одном из своих стихо-творений, посвященных войне.

Детство моей жены, односельчанки Александры, точно так же прервалось войной.

Вместе мы прожили 55 лет.

Евгений Бекаревич.

В то время деревенские семьи были очень большие, в них обычно воспитывалось не менее трех-четырех детей. В семье Григория Андреевича Масленкова, дедушки Леонида Бекаревича, было пятеро сыновей и дочь Ксения, мама нашего героя. Все пятеро в разное время ушли на фронт — кто-то вернулся домой, кто-то нет. Помните строки из «Баллады о матери», посвященной Анастасии Фоминичне Куприяновой, — «Было у матери пять сыновей, пять ее славных, веселых парней. Пять ненаглядных улыбок в окне — столько в неделю и радостных дней»? Тимофей, Филипп, Александр, Андрей, Леонид — каждого из своих ненаглядных мальчиков мама, Прасковья Кондратьевна, любила по-своему, любила трепетно, ласково и нежно. Но…

Тимофей, как военный врач-хирург, постоянно находился во фронтовой полосе. В 1942 году во время очередной тяжелой операции, проводимой в полевых условиях, медицинскую палатку разбомбили, и Тимофей погиб. Его 15-летнего сына Женю в Бабьем Яре расстреляли фашисты за связь с партизанами, но отцу уже не суждено было узнать об этом…

Галина Метелица.

Филипп во время войны был летчиком-испытателем. В 1941-м оказался в блокадном Ленин-граде, был ранен, а в 1942-м погиб там от голода.

Александр получил юридическое образование, в самом начале войны ушел в партизанский отряд. Однажды ночью, когда партизаны шли на боевое задание, немцы устроили засаду и захватили в плен восемь человек, среди которых был и Александр. Фашисты привезли их в деревню, собрали всех ее жителей, включая детей, и начали издеваться над пленными. Прасковья Кондратьевна, на глазах которой мучили сына, не выдержала и бросилась в ноги немецкому офицеру, умоляя о пощаде, но он сапогом ударил рыдающую мать и выстрелил в Александра. Потом всех партизан отвезли в лес, заставили выкопать яму и расстреляли там. Закопали их в общей могиле. Сестра Александра Ксения и жена Дуня упросили деревенского старосту, чтобы он разрешил похоронить любимого брата и мужа по-человечески —
на кладбище. И вот представьте себе такую жуткую картину: две молодые женщины ночью тайком — именно такое условие поставил перед ними староста — раскопали свежую могилу, с трудом вытащили оттуда тело Александра и перезахоронили его на деревенском кладбище. Было это в 1941-м…

Павел Иванович Бекаревич.

Андрей работал механизатором, еще до начала войны женился на молодой красивой девушке Анне. Позже его призвали служить в армию, он был танкистом, несколько раз горел в танке, прошел всю войну. Очень веселый и жизнерадостный парень, он никогда не унывал и даже на фронте находил время для своих любимых песен. «Три танкиста», «Черный ворон», «Куда бежишь, тропинка милая?», «Летят утки» — эти и другие песни помогали жить, бороться и идти вперед.

Еще незадолго до начала Великой Отечественной у молодых супругов родилась дочь Надя, и Андрея даже отпустили домой на десять суток, чтобы проведать жену и маленькую дочурку. Он тогда, конечно, и предположить не мог, что видит ее в первый и в последний раз…

Дело в том, что Анна очень понравилась коменданту немецкого гарнизона, и он силой за-брал ее и Надю к себе. Родные были недовольны, но в то же время они прекрасно понимали: если бы Анна даже и попыталась сбежать, убили бы всех. При отступлении немец взял с собой и Аню с дочкой. Андрей после окончания войны вернулся домой — а родных людей нигде нет. Конечно, это стало для него тяжелым ударом. Лишь спустя 10 лет стало известно, что Анна и Надя живут в Западной Германии. Андрей в то время уже был женат во второй раз, и его супруга была категорически против общения отца с дочерью. Он умер в 1959 году, так и не увидевшись со своей Надей… Позже сестре Леонида Бекаревича Галине все же удалось установить переписку с оказавшейся в Германии двоюродной сестрой.

Дочь Леонида Бекаревича Галина.

Леонид Масленков окончил рабфак, во время войны служил летчиком-техником в Заполярье. Когда началось строительство Минского тракторного, он из Могилева переехал в столицу, пошел на завод, долгое время трудился здесь в одном из цехов. Человека, прошедшего страшную войну, очень доброго и светлого, в Минске ожидала трагическая судьба — его в 1961 году убили бандиты, когда он возвращался вечером домой после заводской смены.

Сестра Леонида Павловича Галина бережно хранит в семейном альбоме фотографии пятерых братьев, у каждого из которых — своя судьба, своя история. Образованные, интеллигентные, целеустремленные, добрые люди, они были настоящими патриотами своей Родины и ее верными сыновьями.

Отец Леонида Бекаревича, Павел Иванович, трудился в колхозе трактористом, в 1941-м ушел на фронт. Попал в плен, бежал и снова вернулся в строй. Будучи санинструктором, он вынес с поля боя 25 тяжело раненных советских солдат и офицеров, за что был награжден орденом Красной Звезды. Во время одного из сражений Павел Бекаревич был сам тяжело ранен, перенес операцию, в результате которой остался без правой ноги. Вернувшись домой инвалидом первой группы, он никогда не унывал, работал в колхозе, очень любил рыбалку и много времени уделял воспитанию пятерых детей.

Леонид, Галина, Людмила и Евгений Бекаревич с родителями начинали послевоенную жизнь практически с нуля.

В 1951 году родилась младшая сестра Елена, ставшая любимицей всей большой семьи.

В 1944-м в деревне начала работать школа, тетрадей и книг тогда, конечно, и в помине не было, писали на обоях и на обрывках старых газет. Но какой же это несказанной радостью было для всех ребят! Вот она, мирная жизнь, — уроки, учителя, домашние задания! Леонид и Евгений, как уже говорилось, после окончания школы твердо решили стать защитниками Родины.

Леонид Бекаревич поступил в военное училище, позже окончил Львовское военное училище имени Н. А. Щорса, Могилевский государственный педагогический институт, Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Прослужил 34 года, ушел в отставку в звании полковника. Леонид Павлович награжден орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени, «Знак Почета», а также различными медалями.

Свободное время Леонид Бекаревич неизменно посвящает стихам. Первое стихотворение Леонид Павлович написал еще в Головчинской школе, где посещал литературный кружок «Залаты ранак». Кроме того, талантливые ученики выпускали одноименный рукописный журнал и публиковали свои стихи в районных, областных и республиканских газетах. Поэтический сборник нашего героя «Память сердца» — это настоящий крик души, пережившей тяжелые испытания и искренне верящей в любовь, добро и справедливость.

Евгений Бекаревич — офицер-подводник, капитан второго ранга, окончил училище специальной связи, высшие курсы командного и инженерного состава при академии ВМФ.

Старшая сестра Галина осталась верна своей детской мечте и стала медиком, окончив Могилевский медицинский техникум. Ее супруг, Владимир Метелица, — тоже военный, офицер-ракетчик.

Вторая сестра Людмила Просолович работала главным бухгалтером, практически всю жизнь она посвятила заботе о дорогих родителях. Младшая сестра, Елена Шумилова, окончила Могилевский пединститут, работает преподавателем, ее муж Владимир — офицер.

— Так вышло, что все мужчины в нашей семье — военные, — говорит Леонид Бекаревич. — Мой сын Олег — подполковник, кандидат психологических наук. Он окончил Минское суворовское училище, Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище, Московский государственный университет, Гуманитарную академию Вооруженных Сил России. Муж дочери Галины, Николай Поломанный, тоже офи-цер, служил в Заполярье. Раньше мы все друг с другом очень редко виделись, потому что по долгу службы постоянно были в разъездах. Считаю, что долг каждого настоящего мужчины — защищать Родину, чтобы никогда на земле не повторилось то, что было во время Великой Отечественной войны. Сейчас я счастливый дедушка четырех внуков — Оли, Артема, Саши, Тимы и правнука Леши. Горжусь своей семьей, в которой все стали достойными, добрыми людьми, несмотря на все перенесенные испытания.

…В деревне Головчино, на малой родине Леонида Бекаревича, в 2013 году был освящен красивый деревянный храм в честь Святой Троицы.

Возведен этот храм силами семьи Леонида Павловича на месте старой деревенской церкви, разрушенной в советские годы. Каждый воскресный день и во время престольного праздника здесь возносятся и будут непрестанно возноситься молитвы обо всех членах семьи Леонида Бекаревича — и живых, и уже ушедших. Все они, следуя словам апостола Иакова «Вера без дел мертва», прожили истинную христианскую жизнь, трудную, суровую, но наполненную неугасимым светом, добром и любовью…

Мы — дети войны
В ту пору мы были по возрасту дети,
Но детство прошло мимо нас стороной,
В том страшном году на июньском рассвете
И счастье, и детство прервались войной.

Отцов проводили без слез и без крика,
Но долго махали руками вослед,
Вдруг все опустело и стало безлико,
Лишь в мыслях желали им скорых побед.

И только потом, когда мать обнимала,
Вдруг слезы невольно полились ручьем,
И тихо, со вздохом она прошептала:
«Пусть только вернется, а мы подождем».

С войны приходили печальные вести.
Фашист все крушил на кровавом пути,
Со взрослыми часто молились мы вместе,
Чтоб враг не сумел до столицы дойти.

С тревогой всегда почтальона встречали
И матери молча смотрели в лицо,
По взгляду ее мы всегда узнавали,
О чем извещает нас то письмецо.

Почти с полуслова мы мать понимали.
Со взрослыми были во всем наравне
И цену труда очень рано познали,
Чтоб выжить в той страшной и долгой войне.

Нам горе людское пришлось познать рано,
Безмерное зло и смерть близких людей,
Забыть не под силу, как подло, коварно
Враг мучил в концлагере малых детей.

Нас ради потехи овчаркой травили,
Нередко стреляли, как будто в мишень,
И заживо жгли, как то было в Хатыни…
Без страха прожить не могли даже день.

Мучительный голод был спутником нашим —
В «меню» ежедневно все та же еда.
Хотелось забытого хлеба и каши,
Но их заменяли щавель, лебеда.

Без книг поднимались в науке мы в гору,
Учитель для нас был наставник и Бог,
Вот только сейчас, вспоминая ту пору,
Мы ценим, как в жизни он нашей помог.

Мы знали, кем станем, пройдя все невзгоды
(И это нетрудно, наверно, понять),
Решение вызрело в детские годы,
Что надо учиться страну защищать.

Сказать в заключенье хочу без кокетства,
Без лишних эмоций и лишних речей:
«Мы, люди, когда-то лишенные детства,
Так нежно, по-доброму любим детей!»
Леонид Бекаревич.

Елена МИНДЛИН.
Фото из архива Леонида Бекаревича.



Добавить комментарий