Месть на грани безумия

Новости

Екатерина ОСОВСКАЯ

78150285_3925073_Kozha_posterthumb680x980161667«Ууу-х», — то ли с облегчением, то ли с досадой протянула подруга, когда на экране пошли титры. «Что? Не понравилось?», — спросила я. «Почему же? Я этого не сказала», — ответила она, оставив все впечатления от фильма «Кожа, в которой я живу» на дорогу из Дома кино. А обсудить действительно было что. «Лабиринты» сюжета, изощренность его поворотов, месть с испанским колоритом, безупречный в своем стиле Антонио Бандерас… И это лишь то, что лежит на поверхности.

Дальше — глубже. Когда человек перестает быть личностью? Может ли современная медицина, «хорошенько» поработав с его телом, изменить и его сознание? Вот вопросы, на которые испанский режиссер Педро Альмодовар пытается ответить в своем новом фильме «Кожа, в которой я живу». Насколько кинематографически хорошо это получилось? Скажем так: получилось по-альмодоваровски.

Искусный хирург Роберт Ледгард (Антонио Бандерас) проводит нелегальные эксперименты с генными модификациями кожи. Казалось бы, открытие искусственной кожи может принести только пользу. И не симпатизируем мы тому «злому профессору», угрожающему на одной из конференций рассказать научному сообществу, что свои опыты Роберт проводит на настоящем человеке. Мы-то и вправду сначала думаем, что прекрасной девушке Вере (Елена Анайя), живущей в верхней комнате его дома, Ледгард помогает. «Скоро не будет видно ожогов», — говорит он, совершая очередные манипуляции над ее кожей.

Возникает вопрос: кто эта девушка? Может, жена, попавшая в аварию? Пациентка? Но это только догадки. Разгадка интереснее, чем может нарисовать себе воображение зрителя.

Вводя в сюжет героев, режиссер не торопится сразу знакомить с ними: на них мы смотрим глазами тоже не знакомых с ними персонажей. А историю прошлого он раскрывает в снах главных героев: сны спящих рядом людей сплетаются в одну сюжетную линию.

И чем дальше этот клубок распутывается, тем меньше шансов у, казалось бы, положительного героя — на эту роль изначально претендует доктор Роберт — сохранить свое «хорошее» лицо. В итоге оказывается, что здесь нет ни положительных, ни отрицательных героев: есть только безумные и неудачники. Причем неудачников становится жалко. И все же, кто такой Роберт Ледгард — обезумевший от потери жены и дочери доктор, в руках которого научное открытие, или заигравшийся своими экспериментами маньяк?

Пока зритель бьется над разгадками или же только успевает им удивляться, режиссер вводит детали, которые служат фоном, подчеркивающим ту или иную мысль. «Сумасшествие затаилось в моем чреве», — пытается что-то нам объяснить мать Ледгарда Марилья (Мариса Паредес). Ножи, банка с кровью животного рядом с едой на столе, скульптуры, изрезанные в клочья платья. Какие-то из этих деталей повторяются снова и снова.

Фильм «Кожа, в которой я живу» снят по мотивам бульварной повести ужасов «Тарантул» Тьерри Жонке. Хотя ужасы здесь специфические, можно даже сказать пугающие своей реалистичностью, но без криков, в стиле хорошего хоррора. Есть что-то от мелодрамы. Можно найти и черты другого поджанра фильмов ужасов — итальянского джалло, сочетающего в себе элементы эротики и криминального триллера.

Все действие не сбивает с главной мысли, которая выражается ненавязчиво. Об этом говорит инструктор йоги на одном из тех трех разрешенных для просмотра Верой каналах. «Что бы ни случилось, всегда останется место внутри тебя, куда никто не сможет добраться». «В чьей коже ты бы ни находился», — только и остается добавить.

Наша справка

Премьера фильма состоялась на Каннском кинофестивале 19 мая 2011 года. В наш прокат фильм вышел 22 сентября 2011-го. Бюджет фильма составил 13 миллионов долларов. Съемки начались 23 августа 2010 года и продолжались в течение четырех месяцев.



Добавить комментарий