Механизатор с городской пропиской

Новости

Олег ШВЕДОВ
Фото Андрея ДАСАЕВА

Уважаемые читатели! Сегодня мы предлагаем вашему вниманию новую рубрику — «Завод и люди». Она расскажет о замечательных людях из многотысячной семьи тружеников ОАО «МТЗ» — передовиках производства, тех, кто оставил свой след в истории предприятия, привлек к себе общественное внимание, заставил говорить о себе как о незаурядной личности.

Конвейер лихорадило. План выпуска машин трещал по всем швам, начальство нервничало.

— Что-то, братцы, мы с вами делаем не так, — сказал членам своего коллектива мастер участка № 2 корпуса сборки тракторов Александр Гурский.

Несколько дней он приходил в КСТ задолго до начала смены. Разговаривал с рабочими, которые трудились в другую смену, выслушивал мнение своего коллеги, такого же мастера, сопоставлял услышанное со своими собственными наблюдениями. Постепенно производство стало налаживаться, и о срыве графика уже не было речи.

— Мы тогда несколько поверх-ностно подошли к сборке новых моделей тракторов, — вспоминает Александр. — Привыкли работать по-старинке, за что в итоге и поплатились.

В прежние годы, как известно, завод выпускал одну и ту же модель. Все знали: трактора синего цвета идут на внутренний рынок, в родные колхозы и совхозы, машины красного цвета отправлялись на экспорт. К ним особое отношение. Но, в общем, все привычно и буднично. Никаких тебе потрясений или неожиданностей.

Другое дело — новые модели. С каждым годом их становилось все больше. Конструкторы заботились уже не только о сельчанах, которые до этого были едва ли не единственными потребителями их тракторов, но также и о работниках коммунальной службы, лесного хозяйства, дорожниках, мелиораторах. Появилось множество модификаций машин, о производстве которых  прежде на заводе и не помышляли.

Была и другая особенность. Параллельно с расширением модельного ряда создатели новых машин серьезное внимание уделили их дизайну. Что там скрывать, комфорта, удобства для работы механизатора в старых «Беларусах» было недостаточно. Все это предстояло воплотить в новых машинах, и конструкторы давали волю своей фантазии. Временами казалось, что они слишком уж изощряются, кое без чего можно было бы и обойтись. Но посмотришь на импортные тракторы, и возникают совсем другие мысли. Нет, не перебарщивают конструкторы. Они знают свое дело.

Расширение модельного ряда и появление принципиально новых модификаций машин непосредственным образом коснулось участка, которым руководит Александр Гурский.

— Я привык все пощупать своими руками, а уж потом отдавать команды подчиненным, — объясняет он. — Ведь надо быть уверенным в том, что ты делаешь, и чего хочешь потребовать от других. Тут как в поговорке: прежде чем отрезать, семь раз отмерь. Эти хлопоты лишними не бывают.

Именно его въедливость, осмотрительность, дотошность, да еще постоянная поддержка технологов, других специалистов помогли коллективу возглавляемого им участка быстро адаптироваться к изменившимся условиям работы. Теперь, можно сказать, это уже пройденный этап. Но мастер призывает подчиненных не расслабляться.

— Все хорошее заканчивается там, где начинается безразличие к делу, — говорит он. — Мы не должны думать, что все постигли, и нам не о чем беспокоиться. Это не так. Неглупый человек придумал: век живи — век учись.

Эту основательность во взглядах и во всем укладе своей жизни он усвоил с детства, которое оказалось для него не столь радужным, как у многих сверстников. Когда Саша ходил в пятый класс, умер его отец, передовой колхозный механизатор. Не только родственники, но и многие односельчане тогда сокрушались: «Надо же, в 41 год ушел из жизни! Ему бы еще жить да жить…».

На руках у вдовы осталось пятеро детей — школьников, все парни.

— Что же я с вами буду делать? — горевала она. — Утопиться мне, что ли, от такой жизни?

Горькие слезы душили бедную женщину. Казалось, она не слышала ни родственников, ни соседей. И лишь когда все разошлись по домам и у поминального стола она осталась одна со своими сыновьями, кто-то из них произнес:

— Держись, мама. Мы вместе переживем это горе. Хотя бы в память об отце.

И они действительно выстояли. Никто из них не спился, не пошел по кривой дорожке. Все выросли порядочными людьми, которых и по сей день уважают односельчане и все, кто их знает.

А тогда им действительно приходилось нелегко. Мать трудилась на свиноферме. Это, почитай, весь день на работе с небольшими перерывами. Дома убраться, приготовить еду, постирать одежду, истопить печь просто не было времени. Все делали сыновья, которые в одночасье повзрослели, стали и стряпухами, и прачками, и швеями. Да еще к тому же учились в школе и помогали матери на ферме, ведь в те годы большинство операций там выполнялось вручную. Уж как учились — про то отдельный разговор. Но из школы никого из них не выставили за неуспеваемость или пропуски занятий.

Когда старший из братьев, Степан, накануне ухода в армию попал под картофелеуборочный комбайн и на долгие месяцы оказался прикованным к постели, первыми помощниками у матери стали они с братом Иваном. Анатолий и Валерий были еще совсем малы.

— Вот тогда я дал себе зарок: как бы ни было трудно в жизни, ни в коем случае не сдаваться, — вспоминает Александр. — А еще — делать все основательно и надежно. Не ловчить, не прятаться за чужие спины, быть честным и порядочным всегда и во всем.

Учебу в девятом и десятом классах он совмещал с занятиями в УПК, где приобрел специальность тракториста-машиниста широкого профиля. Кстати, трактористами стали и все его братья. В память об отце.

Когда учащиеся сдали экзамены, члены комиссии подсчитали количество набранных ими баллов. У Александра оказался второй результат. Тогда он удостоился первой в своей жизни награды — звания лучшего по профессии.

До призыва на срочную военную службу  закончил техническое училище и получил специальность слесаря механосборочных работ.

— Молодец, — похвалила его мать. — Что умеешь — за плечами не носить.

А службу проходил в знаменитой Псковской дивизии ВДВ. В запас уволился в звании сержанта.

Время его призыва совпало с периодом ввода советских войск в Афганистан. Правда, самому ему в том пекле побывать не довелось. Но с сослуживцами он участвовал в испытаниях бронежилетов, которые предназначались для экипировки воинов-«афганцев». Дело это непростое. Можно сказать, опасное. Но все, слава Богу, обошлось, домой он вернулся целым и невредимым.

Когда время короткого послеармейского отпуска закончилось и он вволю насладился и родными местами, по которым успел соскучиться за два года, и общением с друзьями, мать ему как-то сказала:

— Все мы здесь, в деревне, — она имела в виду себя и братьев. — Может, в город подашься? Там другая жизнь. Хотя, поступай, как знаешь. Ты у меня всегда отличался сообразительностью.

Возможно, тот разговор и не отложился бы в его памяти, если бы не встреча с двоюродными братьями Алексеем и Иваном Головень, которые работали на Минском тракторном.

— Давай к нам на завод, — предложили они. — Слесари там нужны. Заработки неплохие. Жилье получишь.

Так он стал слесарем Минского тракторного завода, о котором прежде только слышал. Было это без малого тридцать лет назад.

Когда парень освоился на новом месте, то с удивлением открыл для себя, что среди тружеников предприятия немало таких же, как и он, выходцев из деревни. Поначалу они несколько неуверенно чувствовали себя в среде рабочего класса, но со временем становились квалифицированными специалистами, равными со всеми, словно только и были рождены для работы на заводе.

— Теперь у нас с вами разделение труда, — пошутил Александр, обращаясь к братьям, во время одного из своих приездов на выходные дни в родную деревню. — Я собираю тракторы, вы на них работаете.

— Вы там лучше их собирайте, чтобы не было у нас поломок, — заметил один из братьев. — Ведь простаивать в поле, когда идет сев или уборка, не годится.

О замечаниях, высказанных братьями и земляками-механизаторами, он рассказал мастеру и технологу. Те удивились: экий ты наблюдательный и неравнодушный к делу. Да и работник хороший. А однажды предложили:

— Вырос ты, парень, из спецовки слесаря. Принимай под свое начало бригаду.

Так он стал бригадиром. Должность, вроде, не шибко начальственная. Но не в этом дело. Ведь когда ты слесарь, то отвечаешь только за самого себя. А когда бригадир, тогда с тебя спрашивают и за работу других. Это уже другая ответственность.

Впрочем, ответственности он никогда не боялся, справедливо полагая, что поступать надо по совести, и все получится. А членам бригады сказал:

— В наших с вами отношениях ничего не изменилось, мы такие же, как и прежде, — одна семья. Камня за пазухой я ни на кого не держу. Каждый из вас — мой товарищ, на которого надеюсь, как на самого себя.

С тех пор прошло много лет, но он так и не изменил своим принципам быть порядочным и открытым с людьми, ценить дружбу с ними, уважать за хорошее отношение к работе, за профессионализм и преданность своему делу.

Видимо, эти его качества не остались незамеченными и для администрации предприятия. Вскоре его назначили мастером участка. Это еще одна ступенька в карьерной лестнице и еще большая ответственность за результаты труда, за все, что делаешь ты сам и твои товарищи. Но ему это нравится. Он доволен своей работой, гордится профессией тракторостроителя.

Мастер никогда не забывает, что один в поле не воин. Он с большим уважением отзывается о тех, кто трудится рядом. Это все удивительные, замечательные люди. К примеру, Николай Каминский — ответственнейший человек, на которого можно положиться в любую минуту, заменяет мастера, когда тот уходит в отпуск. Михаил Малиновский в совершенстве владеет многими операциями по сборке. Иван Качан тоже знает дело не понаслышке, может оперативно сориентироваться в любой ситуации. Татьяна Судник — осмотрительная, опытная работница. Валентина Хорошко — незаменимая, трудолюбивая, ответственная.

— С такими людьми можно горы свернуть, — уверен мастер. — Они — главная ценность завода.

Впрочем, нечто похожее говорят и о самом Гурском.

— Александр Степанович не просто передовик производства и хороший человек, он один из тех, кто составляет гордость нашего известного на всю страну и далеко за ее пределами предприятия, — подчеркивает старший мастер Юрий Кислый. — Справедливо, что его портрет решено занести на Аллею почета ОАО «МТЗ». Славу заводу как раз и приносят такие люди, как Гурский.

Говорят, что не хлебом единым жив человек. С этим полностью согласен и наш герой. Выйдя за заводскую проходную, он становится тем заботливым мужем и отцом, о котором члены наших семей только мечтают. Он может и приготовить, и постирать, и навести в доме порядок, и даже починить обувь, хоть мастерскую открывай.

— Закалка с детства, — объясняет Александр. — После смерти отца, который был очень мастеровитым человеком, в доме осталось много хорошего инструмента. Мы его не растеряли, не забросили без надобности. Учились друг у друга всему, что пригодится в жизни. Как оказалось, не напрасно.

А еще он занимается спортом, в особенности гандболом и боксом. Высокий, стройный, подтянутый, он выглядит моложе своих лет.

По выходным или в праздничные дни он частенько наведывается  в родную деревню, где в родительском доме живет с семьей его младший брат Валерий, или отправляется в Острошицкий Городок к родителям жены, Галины Викторовны. Такие поездки для него, что бальзам на рану.

— В этом году мне исполнилось 50 лет, — рассуждает Александр. — В городе живу уже немало, стал минчанином. Но деревня, сельская местность все никак не идут из сердца. Видимо, то, что связано с малой родиной, остается с человеком навсегда. В душе я, как и братья с отцом, по-прежнему механизатор. Только с городской пропиской.



Добавить комментарий