Лидия Кац-Лазарева: «Поверьте в свою мечту и идите к ней, несмотря ни на что!»

Культура

На дворе лето – золотая пора каникул, когда все дети разъехались и педагогам-хореографам можно передохнуть и расслабиться… «Что вы, Аня, некогда», — словно угадывая мои мысли, говорит моя собеседница – Лидия Петровна Кац-Лазарева. Для людей, мало-мальски знакомых с историей танцевального спорта в нашей стране, в принципе, тут можно было бы поставить точку. Имя это в дополнительном представлении не нуждается. Я захожу в помещение танцевального клуба «Мара», где Лидия Петровна хозяйкой и идейной вдохновительницей – даже не знаю, как лучше выразиться, — работает, служит, живет, и по-другому не может, уже более полувека.

Она заканчивает телефонный разговор, жестом приглашает в кабинет, двигается так быстро, что я за ней просто не успеваю… «Вот, ремонт затеяли, — говорит, — к новому сезону нужно навести красоту. В июле поедем с детьми в лагерь, там они и отдыхать будут, и тренироваться вместе смогут…». На прошлой неделе она была судьей на нескольких танцевальных первенствах, за четыре дня побывала в четырех государствах. В «разрушенном» до полного предремонтного состояния кабинете уцелела только пробковая доска со стикерами. Среди обычных «позвонить», «узнать», «договориться» и «интервью на радио в четверг» — замечательные памятки «Чаще обнимайтесь», «Дарите друг другу радость», «Бог есть Любовь»… 25 июня у Лидии Петровны день рождения. Встречаться в этой связи она категорически отказалась (и я поняла — не лукавит), а когда пообещала говорить о работе — согласилась.

Лидия Кац-Лазарева — личность удивительная. О ней можно было слышать разное. Яркая, целеустремленная, активная, при этом жесткая, непростая и неудобная в общении, прямолинейная… И все это до последней буквы правда.

А еще правда то, что она безумно любит Танец и делу его популяризации предана всем сердцем. Стоит посмотреть на жизнь с этой позиции — и очень многое в ее поступках станет яснее и понятнее.

…Она родилась в Таганроге в тяжелое послевоенное время. Пока родители в две смены работали на сталелитейном производстве, детство Лиды и двух ее братьев было наполнено совсем недетскими заботами. Многочасовые очереди за хлебом по карточкам и единственная мечта, чтобы сегодня к целой буханке дали небольшой довесочек. Тогда этот хлебный ломоть (о, счастье!) можно съесть по дороге домой (буханку трогать было строго запрещено). Одно из сильнейших детских потрясений — карточки украли и семья осталась голодной, как тогда казалось, по их, детей, вине! Одно из самых ярких детских впечатлений — море. Выйди за калитку и — вот оно. Всегда такое близкое, красивое, новое. Шум прибоя, крики чаек долгое время были частью жизни, а не просто красивыми образами. И конечно… танец. Кусочек сказки в реальной жизни. Возможность погрузиться в другой мир, волшебный и красивый, — была отдушиной не только для нашей героини, но и для многих ее ровесников.

В 14 лет за компанию с подругой она пришла в танцевальный коллектив, еще не подозревая, как это событие перевернет ее жизнь. После школы она даже поступила в судомеханический техникум, собралась изучать судовую радиосвязь и радиоэлектровещание, но любовь к танцам оказалась намного важнее и сильнее. Воспитывавшие своих детей максимально самостоятельными и ответственными за свои поступки, родители были, прямо скажем, не в восторге от выбора дочери: танцами ведь денег не заработаешь. А дочь с широко раскрытыми глазами знакомилась с новым миром медленного вальса, бостона, липси, польки, кадрили, рио-риты, миром красоты, грации и четких линий, оживавших от соприкосновения с эмоциональной сферой танцора. И главным проводником в этот мир оказался для Лидии ее педагог Макс Самуилович Кац. Для него, сына профессиональных хореографов, танец стал философией, которую с восторгом постигали и его ученики. Лидия Петровна вспоминает, что он никогда ничего не навязывал, но знал и умел так много, что просто хотелось учиться, повышать свой общекультурный и интеллектуальный уровень, чтобы соответствовать ему.

По всей стране появлялись танцплощадки под открытым небом, играли живые оркестры, и выходить «в круг», не умея двигаться, было неприлично, популярность танцев стала бешеной. Это к концу шестидесятых годов в моду войдут танцы а-ля чарльстон, когда можно в центр поставить сумку и танцевать вокруг нее, а пока красота и достоинство отношений мужчины и женщины были во главе угла любого действа на танцплощадке.

Их было трое — самых первых и самых преданных учеников Каца — Лида Лазарева, Саша Зубков и Алик Ждановский, которым спустя годы суждено будет развивать танцевальный спорт в самых разных уголках планеты. Ей было всего 15, когда в 1962-м пару Лазарева — Зубков Кац впервые вывез на всесоюзный конкурс в Ленинград. Три танца новичков из Таганрога жюри отметило как 51, 52 и 53 из 53-х возможных. Но желание учиться и доказать — «мы можем» — было так велико, что уже через год Лазарева на этом же форуме стала второй! Потом в Москве был фестиваль самодеятельного творчества и возможность познакомиться с творчеством танцоров из разных республик Союза и иностранных государств. С этого форума Лидия увозила уже звание лауреата.

Макс Самуилович (Лазарева всегда звала его исключительно по имени-отчеству) стал для нее главным человеком в жизни — педагогом, товарищем, другом, помощником, а позже и мужем. То, что покажется кому-то банальным служебным романом, в действительности было непростой и нелегкой историей любви двух очень увлеченных творчеством людей. Версий и недопониманий тогда, наверняка, было предостаточно, но, сделав однажды свой выбор, они остались верны ему до конца, оставляя за собой право никому ничего не объяснять.

Она приехала в Минск, чтобы начать все с чистого листа, точно зная, что посвятит себя танцу. На работу хореографом тогдашний директор Дворца культуры МТЗ Евгений Мильшин ее взял сразу — с 1 сентября 1965 года. Именно эта дата стала днем рождения танцевального клуба «Мара». И название ему Лазарева придумала сама: созвучно с «Макс», «Марк», да еще «мара» — «мечта», мечтой этой для обоих всегда было творчество. Первые «маровцы» — восемь человек, оплата — три рубля в месяц, бешеные деньги, но их готовы были платить, курс обучения — три месяца. Вскоре в белорусскую столицу приехал и Макс Кац. Вместе с женой они стали обучать белорусов танго, краковяку, русской плясовой. Танцплощадка в парке Челюскинцев, потом легендарная «стекляшка», «корчи», объявления в цехах, поиски старшеклассников по школам.

Уже через год учеников у четы стало около тысячи. В парке танцевальный сеанс длился 45 минут, потом 30 минут перерыв и — новый сеанс. В эти полчаса с посетителями разучивали новые па, чтобы в течение следующей 45-минутки ими можно было блеснуть! Пройдет совсем немного времени, и ученики «Мары» возглавят танцевальное движение на камвольном комбинате, во Дворцах культуры МАЗа, профсоюзов, в самых разных уголках республики. В 1968-м прошел первый фестиваль, на котором свои пары представили столичные Дворцы культуры.

В том же году первые «маровцы» представляли Белоруссию на международном фестивале-конкурсе в Каунасе «Янтарная пара», в начале 1970-х годов стали выезжать в Болгарию, Польшу и Чехию. В 1979 году студия современного бального танца «Мара» стала народной. Ансамбль «Мара» стал первым в Белоруссии коллективом в категории «формейшн», в 1991-м он впервые представляет наше государство на открытом чемпионате в немецком Манхейме. В этом же году Лидия Петровна удостаивается звания «Заслуженный работник культуры Республики Беларусь». Во многом благодаря ее усилиям в 1995 году становится возможным открытие в университете культуры специализации «Спортивный танец», а еще через пять лет — в университете физкультуры специализации «Тренер по спортивным танцам».

Выбранное однажды «несерьезное» дело объединяло тысячи людей по всей стране. Однако легким и безоблачным путь клуба не был никогда. За развитие чуждого советскому обществу буржуазного искусства, а также благодаря пресловутой пятой графе в паспорте мужа Лазареву не принимали в партию. После окончания института культуры в Минске она училась в аспирантуре в Ленинграде, до защиты хорошо подготовленной работы «Современный бальный танец. Психолого-педагогический аспект» оставалось всего ничего. Но когда серьезно заболел Макс Самуилович, выбор для нее даже не стоял: конечно, она должна быть рядом с мужем. Очень непросто было в 1986-м после смерти Макса Самуиловича, но «Мара» сумела остаться на плаву и доказать, что умеет работать и побеждать, несмотря ни на что.

Десять лет назад клубу было присвоено звание «Заслуженный любительский коллектив Республики Беларусь», а в 2009-м он удостоился специальной премии Президента Республики Беларусь. Долгое время ансамбль «Мара» назывался не иначе как «Мара-МТЗ» и представлял наше предприятие всюду, где выступал. В нынешнем году Лидии Петровне присвоено звание «Ветеран труда МТЗ».

Говоря о том, что ближе — быть танцором или педагогом, Лазарева не скрывает: ближе первое, но при этом подчеркивает, что всегда хотела быть профессионалом, делать свою работу классно, делиться всем, что знает, больше отдавать. Потому что очень давно поняла: чем больше отдаешь, тем больше обогащаешься. Может быть, поэтому разнообразные программы «Мары» — открытие и за-крытие сезона, ставшие традиционными балы, выступления всегда включают номера, где могут проявить себя и педагоги. Характеру судьи международной категории Лазаревой завидуют и более молодые коллеги. Ну, чему и зачем, казалось бы, ей сегодня учиться? А она срывается на семинары, с энтузиазмом летит на мастер-классы, при возможности зовет известных танцоров к нам, а потом с юношеским восторгом  рассказывает, как это было интересно и полезно!

Она с глубоким уважением отзывается о людях, общение с которыми считает большой удачей в жизни. Среди них — работавшая во Дворце культуры Людмила Соколова, «вторая мама», как говорит Лидия Петровна. Об этой активной участнице партизанского движения в Беларуси, главе сообщества «Боевые подруги» она обязательно еще расскажет, а ее биография достойна того, чтобы не быть забытой. С портретом Людмилы Михайловны Лидия Петровна мечтает в следующем году пройти в «Бессмертном полку» по улицам Москвы. Она с особой теплотой говорит о своих коллегах, с которыми работает в клубе, называя их своей семьей. Мечтает вновь приехать на Святую землю, вновь подняться на гору Синай, старается каждый год посещать Жировичский монастырь. Заставляет себя учить английский (!): с коллегами она общается на немецком (в свое время ему научил Кац, который был военным переводчиком). Еще она боится… боится не успеть реализовать те идеи, которые вынашивает уже не один год. Кац-Лазарева давно мечтает, чтобы в нашем Дворце культуры был организован танцевальный Кубок МТЗ, благодаря которому имя предприятия обязательно зазвучит ярче и громче. А еще… ее главной мечтой был и остается Дворец Танца, в котором хватит места для любителей всех стилей и направлений, где будет концертно-конкурс-ный зал и много репетиционных залов, пошивочные цеха и реквизиторские, все то, о чем только может помыслить человек, близкий к хореографии.

Что же, слоган «Мары» уже много лет остается неизменным: «Мечты сбываются», а потому мы желаем уважаемой Лидии Петровне здоровья, такого же неиссякаемого оптимизма, надежных помощников и единомышленников, на которых можно опереться, творческой энергии и сил реализовать все задуманное. Пускай и ваши мечты сбудутся, ведь они способны подарить так много тепла и радости всем нам!

— Жизненное  кредо…
— Достоинство, вера, любовь к жизни.
— Главный недостаток…
— Трудоголизм.
— Любимый цвет…
— Фиолетовый.
— Книга, которую сейчас читаете…
— О княгине Ольге…
— Я люблю…
— Море, театр и… водить машину.

Анна КОРЯКОВА.



Добавить комментарий