Коронавирус как индикатор глобальных проблем

Социум

Не первую неделю эксперты твердят о том, что коронавирус поставил мировую экономику на грань кризиса, который может оказаться самым серьезным за столетие. Пандемия уже обошлась планете в десятки миллиардов долларов, и это далеко не окончательная цифра. Большинство специалистов сходится во мнении, что мир в ближайшей перспективе станет беднее. Какие риски и возможности открываются перед Беларусью в связи с мировым кризисом, обостренным пандемией коронавируса. Свое мнение на этот счет на днях в Национальном пресс-центре высказал политолог, сопредседатель редакционного совета аналитического издания о Евразийском регионе «Евразия. Эксперт» Петр ПЕТРОВСКИЙ.

Кризис неизбежен?
Только ли коронавирус стал причиной экономических проблем в большинстве стран? Увы, совпало сразу несколько факторов, способствующих замедлению экономического развития, полагает эксперт.

— На самом деле кризис прогнозировался большинством мировых агентств на 2020 год, хотя и на вторую половину, и это исходило из тех процессов социально-экономического развития мира, которые были характерны для 2018 и 2019 годов, — отмечает Петр Петровский. — К примеру, мировой долг достиг рекордных оснований. Не было такого большого долга за всю историю человечества. Второй момент: имелся кризис перепроизводства, который выливался в многочисленные торговые, нефтяные войны. Третий момент: уже в 2019-м рост экономики достиг своего кризисного минимума — 2009 года. Все предвещало, что 2020-й будет годом как минимум рецессий, если не кризиса. Однако некоторые факторы, такие как эта пандемия, ударили по мировой экономике.

По мнению аналитика, карантинная реакция на пандемию принуждает государства и международные финансовые организации каким-либо образом действовать в отношении мировой экономики. Скорее всего финансовые структуры, особенно банковские, которые находились в кризисном или предкризисном положении, используют ситуацию с коронавирусом для того, чтобы выбить максимальное количество средств для развития и помощи себе.

— Мы также не должны забывать, что государства, международные организации ответили на пандемию коронавируса не пропорционально ее глубине, — продолжает Петр Петровский. — Что это означает? Давайте проанализируем. Пандемия была объявлена, когда в Западной Европе начался рост заболевших, вернее инфицированных, причем по системе ВОЗ их количество не достигало той точки, при которой нужно объявлять пандемию. Это политиче-ское решение, и все это прекрасно понимают. Последствия, которые мы сегодня видим, а именно замораживание экономиче-ской деятельности, приводят, с одной стороны, к дефициту части продукции, и значит, частично кто-то решает вопрос перепроизводства, а с другой сто-роны — к тому, что крупнейшие страны, например, США, готовы включить печатный станок, «залить» долговую зависимость многочисленных мировых организаций, банковских структур, предприятий, корпораций новыми напечатанными деньгами. Плюс ко всему, девальвируются ведущие мировые валюты.

К каким социально-экономическим последствиям привело распространение коронавируса в мире? Политолог напоминает, что сегодня никто не знает, насколько долго мир будет находиться в международном карантине. В этой связи различные эксперты говорят, что мировая экономика потеряет 2—3 процента ВВП, некоторые говорят — 8 процентов, но общий объем оценить очень сложно. Теряются кооперационные связи, и не факт, что они восстановятся.

— Нас ждет резкое снижение доходов населения, уменьшение объемов экономики, замораживание деятельности банков, — предсказывает аналитик.

По мнению политолога Петра ПЕТРОВСКОГО, мировым элитам сейчас важно не повторить греческий путь 2011—2013 годов, основанный на строжайшей экономии, когда кризисные явления преодолеваются за счет простых граждан. В этом случае люди будут социально не защищены, увеличится и так слишком большое расслоение между очень богатыми и очень бедными. Де-факто будет ликвидирован средний класс.

Сильные и слабые места Беларуси
По мнению эксперта, система здравоохранения нынче более эффективна в тех странах, где в свое время не пошли по пути ее оптимизации. К примеру, это Германия, Китайская Народная Республика, Южная Корея. То есть те страны, где не была проведена коммерциализация услуг.

— Кризис проиллюстриро-вал то, что коммерциализация неолиберальной реформы оказалась неэффективной и опасной в период коронавируса, — подчеркивает Петр Петровский. — Я считаю, что в будущем перед мировыми элитами стоит вопрос придания социальной сфере, социальным услугам — образованию, здравоохранению — приоритетного места в развитии. Мы должны понимать, что социальные услуги измеряются не количеством заработанных средств, больницами и школами, а всеобщностью, доступностью, качеством, и этого можно достигнуть только при их бюджетном финансировании. Никакой коммерциализации здесь быть не должно. Все страны, которые отказались от бюджетной медицины, имеют серьезные проблемы.

В связи с этим Беларусь, когда она входила в пандемию, имела как преимущества, так и некоторые риски. В числе преимуществ аналитик называет доступную и хорошо оснащенную технически систему здравоохранения. С другой стороны, в стране мощная система управления, а хорошо управляемая страна может эффективно решать многие проблемы.

— Какие у нас слабые места? — задается вопросом Петр Петровский. — Наша экономика не сырьевая, она не является банковским или финансовым центром мира, поэтому, конечно, у нас имеется объективная ограниченность ресурсов, то есть мы не Россия с ее нефтью и газом, мы не США с их банковским финансовым сектором.

Конечно, при работе дорогостоя-щей системы здравоохранения встает вопрос ее обеспечения всем надлежащим, прежде всего средствами гигиены в больших объемах и возможностью госпитализации большого числа граждан. Это, конечно, слабое звено, но не такое слабое, как, к примеру, в Украине или даже Литве. Второй момент — информационная составляющая. К сожалению, люди не знают, что у нас с медициной. Все думают, что где-то там, в Великобритании или США, очень хорошая медицина, а в Беларуси якобы она самая плохая. Еще один момент. У нас люди почему-то очень любят распространять какие-то слухи, домыслы, сеять панические настроения. А с чем это связано? У нас иногда система бывает неповоротливой, медленно дает какую-то информацию. С другой стороны, давайте говорить откровенно: многие пытаются дискредитировать политику Беларуси, слышны утверждения, что у нас нет никаких противоэпидемиологических мероприятий. Но если мы посмотрим все имеющиеся правовые акты Министерства здравоохранения, Совета Министров, то увидим, что карантинные меры были введены точечно уже с конца января 2020 года, и они вводятся постепенно, согласно увеличивающемуся количеству инфицированных. К сожалению, мы сегодня отстаем в донесении этой информации населению.

Главное сегодня для Беларуси, полагает эксперт, — не останавливать экономику и научиться реагировать на вызовы, которых с каждым днем становится все больше. Смотреть, как поступает Швеция, где такая же, как у нас, система «партизанского» карантина, где открыты границы, работают предприятия, кафе, магазины, но при этом там при меньшем населении, чем в Беларуси, больше инфицированных.

Виды на будущее
Многие сейчас делают прогнозы о ситуации в посткризисном мире. Между тем существует несколько сценариев принятия политических и экономиче-ских решений. Логичным сценарием аналитик называет тот, который исходит из проблем, высвеченных экономическим кризисом, а не только коронавирусом. Это сценарий оптимизации, реструктуризации финансового сектора.

— По этому сценарию надо ужесточить финансовую дисциплину, — говорит Петр Петровский. — Бороться со спекуляциями, увеличить роль государства и интеграционных структур в регулируемости экономики. Может, даже изменить налоговую систему, сделав, например, подоходный налог не «плоским», а дифференцированным, прогрессивным. Почему? Потому что и кризис, и пандемия выявили главную проблему — экономию на социальных услугах. Сегодня стоит задача отказаться от этой экономии и начать нормально и эффективно финансировать «социалку». Мы приходим к тому, что нужно в новых условиях, и Западу тоже, возвращаться к такому кейнсианскому государству всеобщего благоденствия. Вот только готовы ли элиты затянуть свои пояса и передать средства в более широкие массы?

Политолог отмечает, что Евразийский экономический союз, куда входит и Беларусь, Евразийская интеграция сегодня находится на развилке. Наша страна в это непростое время начала председательство в ЕАЭС, ОДКБ и имеет свое видение этой интеграции — ускорение.

— К сожалению, реакция большинства стран-участниц ЕАЭС на экономический кризис и на пандемию, показывает, что участники интеграции в большинстве не готовы к этому, — констатирует Петр Петровский. — Они не готовы к совместному принятию решений, совместной борьбе с коронавирусом, созданию каких-то общих антикризисных мер. Если же мы пойдем по пути совместного принятия решений, совместного преодоления кризиса при помощи интеграционных механизмов — кооперации, разделения труда, специализации стран и всеобщей Евразийской индустриализации, то у нас получится совершенно другой результат. ЕАЭС выйдет из этого кризиса реальным усиливающимся интеграционным объединением, которое продемонстрировало свою эффективность, когда механизмы интеграции используются для преодоления кризисных явлений и каждый гражданин уже сможет увидеть это преодоление в своем кошельке, в своей судьбе. Я надеюсь, что страны-участники, лидеры государств понимают это и будут стараться не тянуть одеяло на себя, не проявлять эгоизм, как это делается сейчас.

Политолог считает, что Беларусь должна умело воспользоваться своим председательством в ЕАЭС. А если она сохранит нынешнюю дисциплину и порядок в стране, но при этом будет открытым государством, она может получить в мире такой образ восточной европей-ской здравницы, которая продемонстрировала более эффективную систему медицины, нежели некоторые другие, в том числе передовые западные страны.

Нужна ли остановка производств?

Панику в связи с пандемией коронавируса все чаще называют циничным переделом рынков. Логика в этом есть, считает кандидат экономических наук, заведующий кафедрой Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ Георгий ГРИЦ, ведь тот, кто останавливает свои предприятия, оголяет свои же рынки:
— Решение руководства Беларуси занять взвешенную позицию — это, наверное, правильно. Мы говорим о том, что войти на новые или даже на старые рынки, запустить производство гораздо сложнее, чем потом его остановить, запустить и начать снова. Не стоит также забывать о специфике нашего индустриального формата. У нас крупные предприятия, наследники Советского Союза — конвейеры, тысячные коллективы, много непрерывных производств. Останавливаться в угоду кампанейщине будет неправильно.

Александр НЕСТЕРОВ.



Добавить комментарий