Клавдия Скопец: «Больше всего хочется, чтобы нынешнее поколение тракторостроителей любило наш завод так же, как любим его мы»

Тракторозаводцы

Тракторостроителем Клавдия Лейчик (ныне Скопец) стала 65 лет назад. В Минск она приехала из деревни Омельно Пуховичского района в 1952 году. После омраченного войной детства семнадцатилетняя девушка с аттестатом об окончании семи классов решительно вступила во взрослую жизнь и была готова созидать, совершать трудовые подвиги.

— Как только получила паспорт, направилась в столицу, — рассказывает  Клавдия Александровна. — Мама дала десять рублей, за них меня знакомая прописала в Степянке. Я сняла угол в деревне Будилово, за болотцем, где сейчас расположен Белорусский государственный экономический университет. Моему счастью не было предела, когда двоюродный брат, Владимир, смог замолвить за меня слово перед начальником отдела кадров Минского тракторного завода товарищем Федченко и меня взяли грузчицей скрапоразделочного цеха. Там была очень тяжелая работа. По нынешним понятиям — совсем не женская: нам свозили из заводской «кузницы» отходы производства, огромную стружку, мы все это грузили на автомобили либо железнодорожные платформы. Вывозили отходы расплава из «литеек» на поле за «кузницей», нынешним вторым литейным и сталелитейным цехами, где тогда было море земляники, поливали бензином и жгли, а затем кирками разбивали чугунно-шлаковые слитки, снова грузили на платформы и отправляли в чугунолитейный цех.

Так я работала чуть больше года, а потом меня отправили в обрубочный цех к станку, в который ссыпалась чугунная стружка и прессовалась в небольшие такие болваночки-заготовки.

Уставала неимоверно, но после смены мы еще ходили на строительство сталелитейного цеха, который возводили пленные немцы. И там тоже приходилось нелегко — выносили строительный мусор, наводили порядок. Домой возвращались, валились с ног, не хватало сил даже что-нибудь приготовить поесть. Да и не из чего было! Нередко целый день довольствовались купленным в хлебном магазине перед завод-ской проходной батоном, кусочком сахара, запитыми холодной водой. А еще прямо там, где теперь центральная проходная, размещался базар, на котором тоже иногда удавалось купить что-нибудь съестное. Но на это нужно было время, а дисциплина очень жесткая. Работу начинали по заводскому гудку, опоздать на смену или с обеда нельзя…

Клавдия Александровна очень ярко помнит многие эпизоды того времени. В 1954 году приехал на завод Фидель Кастро, и она случайно оказалась рядом с ним между железной дорогой и обрубкой возле дизельного цеха (сейчас первый механический), где в то время размещалось заводоуправление. А однажды пришел в цех очень уважаемый рабочими директор завода Александр Михайлович Тарасов, похвалил старательных девчат, подбодрил, сказал, что главное в жизни для молодых, как и для завода, не стоять на месте, двигаться вперед. Хорошо помнится Клавдии Александровне и «поход за культуру производства» следующего директора, Бориса Гордеевича Сивака. Именно при нем на заводе появились гардеробы, душевые, столовые, буфеты, комнаты отдыха, стали обращать внимание на сохранность оборудования, чистоту на производственных участках, внешний вид рабочих и создание для этого условий. А когда комсомольцы МТЗ провожали на всесоюзную выставку во Владимир стотысячный трактор, сколько было радости и гордости за то, что завод обеспечивает изголодавшуюся в военное время советскую страну такой нужной для земледельцев техникой. Энтузиазм, желание работать больше и лучше были настолько велики, что сегодня даже трудно представить, как люди могли выдерживать такой производственный темп, такие нагрузки…

— Со временем начальник скрапоразделочного цеха Дмитрий Падалец перевел меня в кладовую, — продолжает рассказ Клавдия Скопец. — Это была уже особо ответственная работа, потому что каждый день мы выво-зили стружку цветных металлов — бронзовую, алюминиевую — на специальный пункт приема на улицу Опанского, а потом и черную стружку стали возить туда же. Директор завода лично подписывал сопроводительные документы, поэтому я так хорошо помню наших руководителей.

Тяжелая была жизнь, но такая счастливая, казалось, мы готовы горы свернуть, лишь бы завод наш развивался, лишь бы все шло хорошо… Очень помнятся наши сенокосы. Там, где сейчас шестая городская клиниче-ская больница, стояла заводская конюшня, было много лошадей, и мы, комсомольцы, ездили косить для них сено. С песнями, шутками, несмотря на то, что был только один выходной в неделю, отправлялись в воскресенье на эти работы. Девушки косили, гребли, складывали душистое сено в копны. И начальник хозяйственного цеха Халин всегда был очень доволен нашим усердием.

А какие у нас были праздники! Дни рождения завода традиционно проводились в Доме офицеров, всегда с речью выступал директор, награждали передовиков производства, в том числе и высокими правительственными наградами. Комсомольцы завода часто организовывали походы в оперный и драматические театры. В Новый год, 8 Марта обязательно был свой концерт у каждого коллектива в ленинском уголке. Нередко с песнями под гитару шли с завода прямо до общежитий и продолжали вечера там.

Комсомольско-молодежные свадьбы тракторозаводцев — это тоже отдельная страница истории предприятия. Очень многие женились на «своих». Устраивали свадьбы для всего коллектива, не богатые, но громкие и радостные. Я тоже в 1957 году вышла замуж за формовщика чугунолитейного цеха № 1 Владимира Скопца. Мы оба были комсомольцами, сыграли веселую свадьбу, вскоре нам дали комнату в новом доме на улице Грицевца. По-настоящему были счастливы на общей кухне с соседями, у которых была семья из трех человек. Родилась дочь, Наталья. А через год и четыре месяца после этого муж был смертельно травмирован на заводе… В 23 года я осталась вдовой с малышкой на руках. У мужа был хороший друг, его односельчанин и однофамилец Евгений Скопец, кузнец-штамповщик кузнечного цеха, он очень помогал мне после гибели Володи, а потом и вовсе перешел к нам с Наташенькой жить. Вот уже скоро шесть десятилетий мы с ним вместе, как говорится, и в горе, и в радости.

Воспитали Наташу, нашу совместную дочь Ларису — теперь она Латушкина, трудится ведущим экономистом на МТЗ. Так что наша семья, как и многие другие семьи первых поколений тракторостроителей, создала заводскую династию. В тех напряженных условиях детей растить было очень нелегко. В декрете с Ларисой я была только четыре с половиной месяца, а потом менялись с Женей: у него была трехсменная работа, мне пришлось тоже перейти на трехсменку — контролером ОТК в кузнечный цех, где и проработала 37 лет до ухода на заслуженный отдых.

Завод любила больше дома родного. Представляете, даже за время своего короткого декрета я измаялась — смотрю утром в окно, как люди на смену идут, и плачу…
И теперь моя душа постоянно с заводчанами. Я всегда на связи со своими коллегами. Особенно часто созваниваемся с нашим бывшим начальником отдела технического контроля, который теперь является профсоюзным лидером, Анатолием Кудревичем. Он очень внимателен к ветеранам отдела, всегда поздравляет со всеми праздниками, личным днем рождения и днем рождения завода.

Мы с Женей радуемся успехам нашего родного предприятия, всегда следим за его развитием, восхищаемся новыми моделями «Беларусов». Открывая утром форточку своей квартиры в тракторозаводском поселке, как самую дорогую парфюмерию, вдыхаем запах «литеек» — значит, плавится металл! Ловим легкое подрагивание земли под ногами от многотонных кузнечных молотов — трудится наш кузнечный! И такая радость на душе, удовлетворение, что благодаря нашему труду развивался этот мощный и современный завод.

Больше всего хочется, чтобы и нынешнее поколение тракторостроителей любило наш завод так же, как любим его мы, ветераны, отдавшие свою жизнь во имя и на благо процветания ныне всемирно известного предприятия, создателя тружеников-«Беларусов».

Наталия ХЛЕБУС.
Фото автора.



Добавить комментарий