История газеты: один год на рубеже двух эпох

Наша марка

С газетой «Трактор» у меня связано много воспоминаний, в большинстве своем приятных. Именно здесь в начале 1989-го началась моя профессиональная журналистская деятельность, вместе с редакцией довелось пережить крах коммунистической идеологии, забастовки и митинги 1991 года после резкого повышения цен, распад СССР, первые шаги независимой Беларуси, начало перестройки политических и экономических отношений между бывшими союзными республиками — все это, безусловно, сказывалось на деятельности Минского тракторного и редакции заводской газеты. Но сегодня я предлагаю вспомнить один год из позднего СССР. А именно — 1990-й, когда все жители нынешней суверенной Беларуси испытывали эйфорию от внезапно нахлынувшей свободы и одновременно тревогу по поводу неясного завтра. Год интересный и неоднозначный.

В 1989 году МТЗ выпустил более 101 тысячи тракторов и товаров массового спроса на 96 миллионов рублей (сумма по тем временам приличная). Технику марки «Беларусь» в тот период покупали более 50 государств. За пределы Советского Союза в 1989-м было отправлено 23 тысячи машин, то есть каждый пятый трактор шел на экспорт.

В планах на 1990 год значилось производство 101500 единиц техники (из них более 90 тысяч машин самой массовой и сверхпопулярной модели МТЗ-80/82) и увеличение выпуска товаров народного потребления на 9 миллионов рублей. При этом режим работы тракторозаводцев предполагалось сделать более совершенным: если в 1988-м на МТЗ было 14 рабочих суббот, в 1989-м — 12, то в 1990-м их должно было быть 8.

***
Перед тракторостроителями весьма остро стояла жилищная проблема, и руководство завода решало ее по мере возможностей. Во второй половине 1980-х на МТЗ была принята жилищная программа, рассчитанная на обеспечение работников предприятия жильем к 1995 году.

В соответствии с ней надо было ежегодно вводить в эксплуатацию по 700 квартир. Однако выполнение планов буксовало, в том числе из-за скромных масштабов возведения квадратных метров хозспособом. Тем не менее, в 1990 году планировалось построить и ввести в эксплуатацию 24,4 тысячи квадратных метров жилья, в том числе 107-квартирный дом для малосемейных, продолжить возведение двух многоэтажек и более 350 коттеджей в поселке Колодищи под Минском. Более отдаленные планы также были впечатляющими: предполагалось построить три дома в Дражне, четыре — в районе улицы Алтайской, создать жилой поселок в Обчаке.

***
МТЗ, как и весь Советский Союз, переживал в то время непростую эпоху глобальных перемен, в том числе и в политической жизни. Падение авторитета Коммунистической партии СССР повлекло за собой сбои в четко отлаженной идеологиче-ской работе на предприятии.

К примеру, в 1989-м много проблем возникло с проведением отчетно-выборной кампании в комсомольской организации. Из рядов КПСС вышли около 50 коммунистов МТЗ.

***
Во второй половине 1980-х в составе ПО «Минский тракторный завод» появилась внешнеторговая фирма «Беларусь», структура, предназначение которой поначалу мало кто из рядовых работников объединения понимал: ранее МТЗ вполне успешно торговал через «Трактороэкспорт», зачем создавать что-то новое? Между тем именно внешнеторговая фирма стала пионером собственной товаропроводящей политики МТЗ. С 1988 года, когда ВТФ де-факто начала работать самостоятельно, и до начала 1990-го экспорт объединения увеличился на 28 процентов, в том числе за валюту — более чем в 2,5 раза. Внешнеторговая фирма стала своего рода гарантом стабильного финансового состояния ПО, которое напрямую было связано с реализацией социальной программы — строительством жилья, организацией дополнительных выплат работникам, а также пополнением фондов технического перевооружения и материального поощрения. Благодаря прямым контактам с потребителями продукции удалось узнать, чего те хотят в перспективе от белорусской техники. А они хотели, в частности, внедрения перспективных энергонасыщенных моделей тракторов. Что, собственно, и было осуществлено на МТЗ впоследствии и принесло заводу успех. Но в то время оперативно перестроить производство было невозможно. Скажем, трактор МТЗ-200/102 ходил в новинках несколько лет. В 1990-м его показали на ВДНХ СССР, хотя и до этого неоднократно демонстрировали на различных показах. Серийный же выпуск модели пока так и не был налажен: в 1990-м предполагалось изготовить по обходной технологии всего лишь 200 машин.

***
Социальная тематика регулярно находила отражение на страницах заводской газеты и в последние годы перестройки была суперпопулярна. В тесном сотрудничестве с Партизанским РОВД столицы удалось решить немало проблемных вопросов, связанных, к примеру, с дисциплиной в общежитиях МТЗ. А ситуация там была в то время непростая. Скажем, молодых специалистов ввиду нехватки мест приходилось временно расселять по «красным уголкам». Страдал и пропускной режим. До сих пор помню историю, как во время одного из рейдов выяснилось: в какой-то комнате вместе с одним из тракторозаводцев второй месяц живет посторонняя женщина. «Никак не можем справиться с бедой, — рассказывала заведующая общежитием. — Разгуливает по зданию как хозяйка, а бывает, запрется с мужчинами в чужой комнате и обнимается». Сейчас подобная история не кажется чем-то из ряда вон выходящим, а тогда для усмирения нелегалки пришлось даже вы-звать на очную ставку ее мать.

***
Отдельная тема — распределение закупаемого заводом зарубежного ширпотреба (продукции легпрома, бытовой техники и прочего), в те годы относящегося к категории остродефицитных товаров. Вожделенные магнитофоны и прочие сапоги распределялись по талонам. На встречах администрации с представителями профактива не-
однократно поднимались вопросы справедливости в вопросах реализации таких товаров. Социологическая служба предприятия даже проводила анкетирование среди работников, задавая им смешные по нынешним временам вопросы: «Удовлетворены ли вы количеством, качеством, ассортиментом и ценами?», «Какие, по вашему мнению, следует закупать товары в первую очередь?», «Каким образом распределяются талоны в вашем подразделении?» и так далее.

Трудовой коллектив разделился на сторонников и противников подобных закупок дефицита. Желающие приобрести такие товары полагали, что в первую очередь следует дать возможность купить обувь, на втором месте была верхняя одежда, на третьем бытовая техника, за ними следовали трикотаж, радио- и видеоаппаратура, швейные изделия, автомобили.

***
То, что экономику страны ожидают нелегкие времена, в 1990 году было ясно, пожалуй, подавляющему большинству людей. На высшем уровне декларировался переход к рыночным отношениям, но что это такое и как эти отношения будут выстраиваться, мало кто знал. Отсюда и определенный пессимизм. Вот и генеральный директор ПО «МТЗ» Иван Кулешов, вернувшись из Москвы после участия во Всесоюзном собрании руководителей государственных предприятий, заявил в интервью заводской газете, что взамен пятилетнего планирования экономического развития народного хозяйства пока ничего не придумано. «Для перехода промышленных предприятий на рыночные отношения нет готовых рецептов, — сказал он. — Мы находимся сейчас в такой ситуации, когда уже ликвидированы, не действуют старые связи, но и не созданы новые. Как говорили участники собрания, большинство предприятий самых различных отраслей народного хозяйства, в том числе и Минский тракторный завод, заключили договоры на поставку материально-технических ресурсов не более чем на 40 процентов. А это означает, что может произойти спад промышленного производства, предстоит пережить большие перебои с обеспечением энергетическими ресурсами, топливом».

Прогноз руководителя впоследствии оправдался. Правда, в 1990-м еще никто не знал, что через год не станет Советского Союза, и прежние межреспубликанские связи и производственную кооперацию придется создавать чуть ли не с нуля. МТЗ как мог противостоял негативным экономическим тенденциям и в 1991 году сумел выпустить 95437 тракторов — несколько меньше, чем планировалось, но что поделаешь — таковы были реалии.

В последний год существования СССР все работники предприятия были обеспечены необходимыми продуктами — картофелем, капустой, сахаром и луком — по цене ниже магазинной. Пришлось ужаться во всем. В частности, завод уменьшил дотацию на содержание Дворца культуры, после чего работникам ДК пришлось сократить свои штаты и заняться коммерческой деятельностью. В частности, были проведены первые ярмарки по обмену одежды и обуви. Правда, торговые мероприятия не приносили большого дохода.

***
Смена эпох — непростое, но очень интересное время. Если полистать подшивку заводской газеты, то выяснится, что «Трактор» отразил этот период очень глубоко и всесторонне. Газета тоже как могла пыталась выживать. Ее спецвыпуски появлялись в киосках «Союзпечати» и приносили кое-какую прибыль. В целях расширения аудитории было решено рассмотреть вопрос о смене названия. В результате в 1992 году вместо «Трактора» читатели увидели «Белорусский тракторостроитель». Это было обновленное издание, создаваемое прежним дружным творче-ским коллективом, но в новых политических и экономических реалиях. Впрочем, газета никогда не изменяла своим читателям, своему родному предприятию и во все времена оставалась надежным другом, помощником, советчиком. Многолетние читатели «Трактора», «Белорусского тракторостроителя», «Беларус-МТЗ обозрения» это подтвердят.

Александр НЕСТЕРОВ,
корреспондент газеты «Трактор»/«Белорусский тракторостроитель» в 1989–1994 годах.



Добавить комментарий