И память сердца говорит…

Новости

Дмитрий МАРЧЕНКО,
ветеран Великой Отечественной войны, заслуженный работник культуры Республики Беларусь.

победа22 июня 1941 года — воскресенье, выходной день. Мы с другом Санькой идем по проселочной дороге в поле и любуемся красотой вокруг нас. Только что мы закончили 7 классов своей сельской школы и обсуждаем, куда лучше поступать учиться дальше. Не предполагали мы тогда, что никаким нашим планам не суждено будет сбыться…

Днем вернулись домой. И здесь узнали страшную весть. Ее принес в деревню односельчанин, который вернулся из районного центра Сенно. Радиоприемников и телефона у нас не было. Он рассказал, что слушал там выступление Министра иностранных дел СССР В. Молотова, который сообщил о нападении фашистской Германии на нашу страну. Хмурыми были мужчины, плакали женщины. Некоторые говорили, что это ненадолго, мы быстро одолеем врага.
Никто и не предполагал, что будет с нами всеми…

Вскоре на восток через нашу местность стали угонять колхозный скот, шли воинские подразделения и солдаты разбитых в боях на западе частей, двигались техника и обозы. Все военнообязанные мужчины из нашей деревни Заполье были призваны в армию.

В эти дни через нашу деревню от Орши в сторону Лепеля проследовала колонна танков «KB». Как стало известно в послевоенные годы, это была техника 34-го танкового полка. Он входил в состав 5-го механизированного корпуса, прибывшего на запад в конце июня 1941 года из Забайкальского военного округа.

Но враг уже занял город Лепель и продвигался вперед. С целью разгрома этой группировки фашистов, что прорывалась на Витебск, в соответствии с указанием Ставки Верховного Главнокомандования, войска 5-го и 7-го механизированных корпусов 6 июля перенесли контрудар в направлении Сенно — Лепель. Началась одна из крупнейших в начальный период Великой Отечественной войны танковая битва. В ней с обеих сторон участвовало около 1500 танков. Во время контрудара немцам был нанесен большой урон. Наши бойцы держались стойко. Вражескую пехоту они останавливали пулеметным огнем, а бой с танками вели истребители. Они забрасывали фашистские машины связками гранат и бутылками с зажигательной смесью, били прямой наводкой из пушек. Сержант Шостак И. Ф. за один день подбил и зажег четыре танка, по две машины подбили командир роты Герасимчук М. Ф. и рядовой Владимир Зубко. До конца дня 8 июля врага удалось отбросить на 30—40 километров в сторону Лепеля. Но фашисты сумели подтянуть резервы. Их очень активно поддерживала авиация. Все это вынудило командование механизированного корпуса остановить наступление. 10 июля части нашей армии отошли в район Орши. Это был, по сути, первый крупный встречный танковый бой начального периода Великой Отечественной войны. Немецкий генерал Гудериан после войны в своей книге «Воспоминания солдата» (М., 1954 г.) писал: «Нас сильно били под Сенно».

Летом и осенью 1941 года в Сенненском районе Витебщины начали создаваться и действовать сначала небольшие партизанские группы. Их основу составляли бывшие военнослужащие, не вышедшие из окружения, активные коммунисты и комсомольцы, учителя. Из них весной 1942 года были созданы партизанские отряды Леонова, Захарова и Клячина. А в октябре этого же года из этих отрядов образовалась Сенненская партизанская бригада под командованием бывшего комиссара полка Леонова Василия Сергеевича.

Партизанское движение ширилось быстро. Уже не отдельные патриоты и группы, а сотни и тысячи людей вливались в ряды народных мстителей.

Мои старшие братья установили с партизанами тесную связь, а вскоре и сами стали бойцами партизанских отрядов.

В сентябре 1943 года семнадцатилетним юношей я тоже ушел в Сенненскую партизанскую бригаду, где был разведчиком мой старший брат Николай. Для меня началась трудная, тяжелая и опасная жизнь.
По просьбе командования бригады Белорусский штаб партизанского движения присылал необходимые грузы самолетами. Нужно было только всегда подготовить площадку для посадки самолетов и обеспечить безопасность их приземления.

Такая площадка в хорошем состоянии была около деревни Белица Сенненского района. Осенью 1943 года здесь был разбит немецкий гарнизон. Сюда и начали прилетать советские самолеты. За линию фронта отсюда отправляли раненых, тяжелобольных, детей не только нашей бригады, а еще 9 других партизанских соединений. Нашим летчикам приходилось пробиваться ночью сквозь густые туманы и заградительный огонь вражеской зенитной артиллерии фронтовой полосы.

Хочется рассказать здесь об одном случае, связанном с доставкой нам грузов самолетами. Это было в конце марта 1944 года. Наш отряд располагался в одной из деревень Чашникского района Витебщины.

Вот в одну из таких ночей постовой разбудил меня с другом Егором Поджаровым и сказал, что нас срочно вызывает командир взвода. Быстро собрались, кстати, мы спали всегда одетыми, побежали по вызову. Командир приказал запрячь в телегу двух лошадей и выехать в деревню Подберезье. Там нас встретят и сообщат, что делать дальше. О своей поездке и маршруте никому не говорить.

Приехав на место, мы узнали, что должны забрать на опушке леса ценный груз для своего отряда — ящики с бое-припасами и толовыми шашками, которые ночью были доставлены советскими самолетами.
Уже рассвело, а вскоре и взошло солнце. Мы тронулись в обратный путь. Лошади шли тяжело, мы вынуждены были останавливаться и подкармливать их. Но не предполагали мы, что впереди нас ждет серьезное испытание. Вскоре нужно было переехать реку Эссу. В летнее время она в этом месте была мелкой, и мы переходили ее часто вброд. А сейчас было быстрое течение и берега, покрытые льдом.
Груз на повозке и нас, сидящих на ней, вода не доставала. Но когда мы приблизились ко второму берегу реки, одна из лошадей поскользнулась и упала на колени. Наши попытки поднять ее кнутом ни к чему не привели.

Пришлось мне в своей легкой одежде и обуви опуститься в ледяную воду по пояс. Кое-как удалось освободить лошадь от упряжи и помочь ей встать на ноги. И свой груз мы доставили в отряд. К счастью, на этот раз все обошлось у меня без болезни.

В начале 1944 года наш взвод был тогда на задании недалеко от деревни Расходно Сенненского района, где располагался немецкий гарнизон. Мы периодически обстреливали фашистов из разных видов оружия весь световой день, не давая им возможности выехать из гарнизона, чтобы грабить крестьян или получить помощь от соседнего гарнизона. Сами мы замерзали, был сильный ветер и холод.

Возвращаясь с задания в деревню Рожанки, где находился наш отряд, я почувствовал себя очень плохо, кружилась голова, не было сил стоять на ногах.

Вскоре меня осмотрела главный врач инфекционного партизанского госпиталя Нина Васильевнa Кликунец. Температура у меня была 40, на руках появилась сыпь. Диагноз врача — сыпной тиф, и меня срочно отправили в госпиталь, чтобы не заразил других бойцов.

Было и такое, что кто-нибудь из партизан доставал из нагрудного кармана аккуратно сложенную газету «Правда» и начинал читать для всех. Добыть ее чаще удавалось тем, кто бывал в охране партизанского аэродрома или помогал разгружать самолеты, доставлявшие грузы с «большой земли».

Очень широко показывали московские газеты борьбу партизан и всего белорусского народа в годы войны, который вместе с другими народами- братьями грудью встал на защиту своей Родины. Центральная печать была образцом для подпольных партизанских газет и листовок. В ней наши журналисты-партизаны учились оперативности, боевитости, умению воспитывать у своего народа любовь к Родине и ненависть к врагам.
Идея издания своих газет на временно оккупированной территории Беларуси возникла почти одновременно с созданием подполья и партизанского движения. Но реализовать эту идею было тогда очень трудно. Ведь фашисты уничтожили почти все типографии, не было бумаги и краски. И все же помощь, в частности, партизанам нашего Сенненского района, пришла из-за линии фронта. Там тоже беспокоились о необходимости издания газет, листовок, сводок Советского информбюро, передаваемых партизанским Штабом по радиостанциям.

Группе партизан, которая ходила за линию фронта за оружием через знаменитые «Суражские» ворота», было поручено доставить также и походную типографию Сенненскому подпольному райкому партии. Это и помогло организовать издание подпольной газеты.

Первый номер газеты Сенненского подпольного райкома партии «Бальшавіцкая трыбуна» (как и до войны) вышел 11 июля 1943 года. В ней рассказывалось читателям о событиях на фронте (сводки принимались по радио), об успехах партизан и подпольщиков, зверствах фашистов над мирным населением на оккупированной территории.

Издаваемую «раенку» полюбили не только партизаны. Ее ожидали и в деревнях, и подпольщики в немецких гарнизонах. Печать помогала народу выживать и побеждать.

В это время газета «Правда» писала, что у убитого гитлеровского солдата Норберта Моровица найдено не отправленное домой письмо. В нем он писал: «Нас окружают партизаны, и не проходит ни одного дня без жертв. Днем еще терпимо, а ночью мучительно. Русские навязали нам вторую войну — в тылу. Здесь, пожалуй, даже опаснее, чем на фронте, так как не знаешь, когда и с какой стороны на тебя нападут. От этого можно сойти с ума…».

Немецкое командование много раз предпринимало попытки уничтожить партизан, лишить их поддержки местного населения. Но все безрезультатно.

И вот в мае — июне 1944 года фашисты предприняли против партизан Сенненско-Оршанской зоны крупную карательную операцию под кодовым названием «Баклан». Немцам удалось тогда с помощью авиации, танков и артиллерии оттеснить несколько партизанских бригад в болотистые леса Лепельского и Бегомльского районов. В их числе была и наша Сенненская партизанская бригада, которой командовал подполковник Леонов Василий Сергеевич.

Но партизанам удалось пережить все трудности фашистской блокады и прорвать в ночь с 7 на 8 июня 1944 года ее укрепления. Наш отряд имени Суворова, командиром которого был Клячин Александр Дмитриевич, вышел в безопасную зону в Чашникский район. 25 июня 1944 года мы соединились недалеко от местечка Черея с воинами Красной Армии, участниками операции «Багратион».

Но боевые действия отряда на этом не закончились. По лесам и болотам, во ржи и подвалах пустующих зданий прятались немецкие вояки, не успевшие убежать на запад. За три дня наш отряд имени Суворова взял в плен около 200 человек. Нашему отделению, в котором было только 6 партизан, поручили перевести военнопленных из Чашникского района в город Сенно. Два дня вели мы эту колонну немецких солдат и офицеров через разрушенные и сожженные деревни, где встречались только старые мужчины и женщины. Все трудоспособное население было вывезено в Германию, а многие убиты.

В Сенно мы передали военнопленных местной милиции. Город лежал в руинах, почти все деревянные строения сгорели. Ту же картину я видел и в деревнях. В моем родном Заполье от домов остались только черные печные трубы и обгоревшие деревья вдоль улицы.

Как мне потом стало известно, в Национальном архиве Республики Беларусь хранится постановление Сенненского райисполкома об утверждении уточненных данных о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории района в годы войны.

За время его оккупации фашисты полностью уничтожили 9 населенных пунктов, 3477 дворов, 2505 человек населения убито и сожжено, 922 было угнано в Германию в рабство. Кроме того, 4808 человек на фронтах отдали свои жизни за Родину, 1066 погибли в партизанских отрядах и подполье.

Когда после демобилизации из армии становился на комсомольский учет в Зарасайском районе Литвы, мне предложили возглавить одну из крупных комсомольских организаций. И я согласился. Пешком и на велосипеде разъезжал по сельским школам и учреждениям, по деревням и хуторам. Работа спорилась, численность организации росла. Через полгода за активную работу в комсомоле меня наградили Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ. Затем был переведен на работу в аппарат райкома комсомола и избран членом бюро райкома.

В это время активно писал заметки, корреспонденции в районную и республиканскую молодежные газеты. И, наверное, это вскоре круто изменило мою жизнь. В январе 1951 года меня назначили заместителем главного редактора объединенной районной газеты «Победа». Одновременно учился в вечерней средней школе. После ее окончания в 1953 году поступил на отделение журналистики Белорусского государственного университета имени В. И. Ленина. Там же был избран председателем студенческого профсоюзного комитета БГУ.

После окончания учебы меня пригласили на работу в Госкомитет Совета Министров БССР по телевидению и радиовещанию, работе в котором отдал около 40 лет своей жизни. Был редактором, старшим редактором (зав. отделом), главным редактором общественно-политических редакций. Затем 16 лет трудился главным директором Главной дирекции программ и членом коллегии Гостелерадио БССР.

В 1996 году стал пенсионером за особые заслуги перед Республикой Беларусь. Но продолжаю активно участвовать в общественной жизни республики. Многие годы являюсь председателем Совета ветеранов Национальной государственной телерадиокомпании Республики Беларусь, членом Партизанского районного Совета ветеранов, членом Президиума республиканского Совета белорусского общественного объединения ветеранов. Часто выступаю в школах, гимназиях, колледжах.



2 комментария по теме “И память сердца говорит…

  1. Мой отец, Седов Виктор Фёдорович, воевал в сосотаве бригады Леонова
    В.С. с момента основания бригады, в отряде Вантеева В..Он есть в списках командного состава партизанских формирований Белорусии.
    Есть характеристика за подписью Леонова В.С./ очень интересная/. Есть переписка с Сырцовым Павлом Васильевичем, где упоминаются Клячин Александр Дмитриевич, Захарченко /Ташкент/,Леонов В.С., Вантеев В., Осинский В.А. /дядя Вася/, Селицкий Л.И. и многие другие партизаны. Он , мой отец , числиться одним из организаторов партизанского движения в Белорус, где находился с момента окружения в Бешенкови
    чах

  2. Обращаюсь к автору комментария от 12.03.2010.
    Николай, в переписке вашего отца случайно не встречаются фамилии Харламов и Мария Новикова (Фалинская)? Ее расстреляли в Сенно за связь с партизанами 16 января 1943 (возможно, дата не точная), связь она держала с Харламовым (как будто партизанским комиссаром) и врачом-женщиной из Рясно по фамилии Эйсман. Не могу найти их имен ни в каких официальных документах!

Добавить комментарий