…И лишь Ленинград отдать нельзя!..

Новости

Ленинград в сентябре стал городом — фронтом. Рвались снаряды у порогов  домов, рушились стены. И каждый день уносил  жизни людей. Но при этом ужасе войны горожане сохраняли верность друг другу, проявляли товарищество и взаимопомощь и заботу о тех,  кто, лишенный сил, не мог обслужить себя.

1941 год

4 сентября. Начало артиллерийского обстрела Ленинграда.

8 сентября. Захват немцами Шлиссельбурга. Начало блокады Ленинграда. Первый массивный налёт вражеской авиации на город.

12 сентября. Сокращение норм выдачи населению хлеба, мяса, крупы. Прибытие в Осиновец первых судов с продовольствием  восточного берега Ладожского озера.

29 сентября. Стабилизация линии фронта вокруг Ленинграда.

1 октября. Сокращение норм выдачи хлеба населению и норм довольствия войскам.

13 ноября. Сокращение выдачи продовольствия населению.

16 ноября. Начало переброски продовольственных грузов самолётами в Ленинград.

20 ноября. Сокращение норм выдачи хлеба и другого продовольствия населению.

22 ноября. Начало движения автотранспорта по Ледовой дороге через озеро.

9 декабря. Разгром немецкой группировки под Тихвином. Освобождение Тихвина от захватчиков.

25 декабря. Первое увеличение норм выдачи хлеба населению.

1942 год

24 января. Второе увеличение норм выдачи хлеба населению.

11 февраля. Увеличение норм выдачи продовольствия населению.

22 декабря. Указом Президиума Верховного Совета СССР учреждена медаль «За оборону Ленинграда».

1943 год

18 января. Прорыв блокады. Соединение Ленинградского и Волоховского фронтов.

6 февраля. В Ленинград прибыл первый поезд по вновь построенной в полосе прорыва железной дороге.

1944 год

14—27 января. Полное освобождение Ленинграда от вражеской блокады.

Эдуард Асадов

Ленинграду

Не ленинградец я по рожденью.

И все же я вправе сказать вполне,

Что я — ленинградец по дымным сраженьям,

По первым окопным стихотвореньям,

По холоду, голоду, по лишеньям,

Короче: по юности, по войне!

В Синявинских топях, в боях подо Мгою,

Где снег был то в пепле, то в бурой крови,

Мы с городом жили одной судьбою,

Словно как родственники, свои.

Было нам всяко: и горько, и сложно.

Мы знали, можно, на кочках скользя,

Сгинуть в болоте, замерзнуть можно,

Свалиться под пулей, отчаяться можно,

Можно и то, и другое можно,

И лишь Ленинграда отдать нельзя!

И я его спас, навсегда, навечно:

Невка, Васильевский, Зимний дворец…

Впрочем, не я, не один, конечно.

Его заслонил миллион сердец!

И если бы чудом вдруг разделить

На всех бойцов и на всех командиров

Дома и проулки, то, может быть,

Выйдет, что я сумел защитить

Дом. Пусть не дом, пусть одну квартиру.

Товарищ мой, друг ленинградский мой,

Как знать, но, быть может, твоя квартира

Как раз вот и есть та, спасенная мной

От смерти для самого мирного мира!

А значит, я и зимой и летом

В проулке твоем, что шумит листвой,

На улице каждой, в городе этом

Не гость, не турист, а навеки свой.

И, всякий раз сюда приезжая,

Шагнув в толкотню, в городскую зарю,

Я, сердца взволнованный стук унимая,

С горячей нежностью говорю:

— Здравствуй, по-вешнему строг и молод,

Крылья раскинувший над Невой,

Город-красавец, город-герой,

Неповторимый город!

Здравствуйте, врезанные в рассвет

Проспекты, дворцы и мосты висячие,

Здравствуй, память далеких лет,

Здравствуй, юность моя горячая!

Здравствуйте, в парках ночных соловьи

И все, с чем так радостно мне встречаться.

Здравствуйте, дорогие мои,

На всю мою жизнь дорогие мои,

Милые ленинградцы!

1941 год.



Добавить комментарий