Дмитрий Марченко: «Война в тылу врага»

Социум

Дмитрий Николаевич Марченко – участник Великой Отечественной войны, боец отряда имени Суворова Сенненской партизанской бригады, заслуженный работник культуры Республики Беларусь, председатель ветеранской организации Белтелерадиокомпании, журналист, прошедший путь от специального корреспондента до генерального директора программ – накануне Дня Независимости Беларуси вспоминает о своей службе в партизанском отряде.

– У меня часто спрашивают о самом страшном событии моей жизни. Это, безусловно, смерть любимой матери, когда мне было всего лишь девять лет, и прорыв фашистской блокады в июне 1944 года. И мне хотелось бы в преддверии Дня Независимости Республики Беларусь рассказать об одном эпизоде из нашей непростой партизанской жизни, полной тревог и лишений.

К сожалению, в наши дни все чаще стали появляться высказывания о том, что партизаны – это бандиты и грабители, а не участники народной войны. В нашем музее истории Великой Отечественной войны хранится документ, который свидетельствует о том, откуда пошли корни всех этих нелепых обвинений. Это немецкий приказ № 12 о борьбе с партизанами, написанный в Минске в августе 1942 года, в котором говорится: “Имперский начальник охранных отрядов СС и начальник немецкой полиции желает, чтобы в будущем вместо названия “партизан” говорили “бандиты” или “банда грабителей”. Я прошу о соответствующих наставлениях” (Карл Ценнер, генерал-майор войск СС и полиции). На самом же деле жители белорусских городов и деревень добровольно оказывали партизанам посильную моральную и материальную поддержку. Это признавали и сами немцы. Так, у одного из убитых немецких солдат было найдено письмо, которое он не успел отправить в Германию, в котором было написано: “Нас окружают партизаны, и не проходит ни одного дня без жертв. Днем еще терпимо, ночью мучительно. Русские навязали нам вторую войну в тылу. Здесь, пожалуй, даже опаснее, чем на фронте, так как не знаешь, когда и с какой стороны на тебя нападут. От этого можно сойти с ума…” Вот так вот. Но вернемся к нашему рассказу.

Операция “Багратион” держалась в строгой секретности, немцы о ней ничего не знали, все было зашифровано, даже фамилии главнокомандующих. А как раз перед этим, в феврале 1944 года, Гитлер подписал директиву об уничтожении партизан. И начались карательные операции…

Особенно трудным был прорыв из фашистской блокады, в которой мы оказались в мае –июне 1944 года. Дело в том, что во второй половине мая Оршанский, Сенненский, Толочинский и другие районы Витебщины были заполнены фашистскими войсками. Немецкое командование перегруппировало их для проведения карательной операции и полного уничтожения партизан Сенненско-Оршанской и Борисово-Бегомльской зон. Начало этой операции под кодовым названием “Баклан” было назначено на 25 мая 1944 года.

Наш партизанский отряд имени Суворова Сенненской бригады, командиром которой был подполковник Василий Леонов, скрывался в болотистых лесах, нас постоянно бомбили самолеты. Нельзя было разложить костер и приготовить хоть какую-нибудь еду – сразу заметят и начнут стрелять. Мы съели двух коней, которые были у нас, картошку сырую, а потом перешли на заячью траву. В ночь с 7 на 8 июня наша бригада подготовилась к прорыву, со мной был и мой родной брат Федор. И вот в одиннадцать часов ночи мы пошли в атаку, но нас зафиксировали немецкие самолеты, немцы начали стрелять со всех видов оружия. Мы наткнулись на немецкий дзот и не могли больше двигаться вперед, пока граната одного из наших бойцов не убила немецкого пулеметчика. Снова началась наша атака, но прорваться опять не удалось. Нас разбросало в разные стороны. Я и мой товарищ скрывались в лесу, утром мы услышали лай собаки – это была немецкая овчарка. Что оставалось делать? Мы забрались на высокие ели и спрятались там. Немцы подошли прямо к моему дереву, собака тоже была с ними, но по счастливой случайности меня не заметили. Ночью мы спускались на землю, пили дождевую воду, а утром снова прятались на елках. Было так тихо в лесу, даже птиц совсем не было слышно – это так удивительно… Потом мы с товарищем побежали вперед, но через некоторое время упали и уснули от жуткой усталости и голода. Когда проснулись, все тело было искусано комарами, кругом ведь были одни болота. Пошли дальше. Встретили по дороге старушку, она нам указала путь в деревню. И только мы к ней подошли, как из леса выехала немецкая грузовая машина, но я успел убежать. Вот так судьба меня снова уберегла. А мой брат Федор погиб, я его своими глазами видел повешенным на дереве в том лесу, где мы прятались от немцев. Мою родную деревню немцы сожгли дотла, остались только трубы домов и обгоревшие деревья.

26 июня 1944 года около местечка Черея Чашникского района появились первые советские танки, мы встретились с красноармейцами и вместе с ними приняли участие в наступательной операции. По лесам и болотам, во ржи и подвалах пустующих домов попрятались немцы и полицаи, которые не успели сбежать на запад. За несколько дней наш отряд взял в плен около 200 фашистов и их подельников.

А всего за годы войны партизаны нашей бригады уничтожили 8328 и ранили 5424 фашистов. Было пущено под откос 85 эшелонов врага, уничтожено более 600 вагонов с живой силой и техникой. Уничтожая вражеские войска и боевую технику, партизаны брали на себя огромные силы вермахта и подрывали тыл немецкой армии.

Вскоре наш партизанский отряд имени Суворова был расформирован. Его бойцы пополнили воинские части, что шли на фронт. Другие были направлены на восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Я же, как и многие мои боевые друзья по отряду, оставил свой партизанский автомат в Сенненском райвоенкомате и стал военнослужащим внутренних войск.

Какая-то сверхъестественная сила помогала мне и охраняла на протяжении всей войны, поэтому сейчас я считаю своим долгом рассказывать о прошедших событиях подрастающему поколению.

Считаю, что молодежь должна не только знать о героическом подвиге советского народа в борьбе за свободу и независимость страны, но и всегда с благодарностью помнить о нем. Я поздравляю всех ветеранов Великой Отечественной войны и читателей Вашей газеты с 73-й годовщиной освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков и Днем Независимости! А в заключение я бы хотел процитировать стихотворение Юлии Друниной, поэта-фронтовика, которая, окончив курсы медсестер, прошла всю войну и спасла тысячи жизней, называется оно “Я только раз видала рукопашный”:

Я только раз видала
рукопашный,
Раз наяву. И тысячу – во сне.
Кто говорит, что на войне
не страшно,
Тот ничего не знает о войне.
Елена Миндлин.

Фото из архива
Дмитрия Марченко.



Добавить комментарий