Чем рак не шутит?

Медицина

В прошлом году на территории Беларуси медики диагностировали почти 50 тысяч случаев заболевания раком. Это больше, чем годом ранее, да и вообще — цифра неприятно впечатляет. Тем не менее, несмотря на рост заболеваемости, смертность от онкологии снижается. В том числе и из-за того, что современная медицина научилась диагностировать проблему на ранних стадиях. О том, как сражаются с новообразованиями отечественные специалисты, о мерах профилактики и правильного поведения при возникновении проблем со здоровьем на днях в ходе онлайн-конференции на сайте Белтелерадиокомпании рассказала заместитель директора по медицинской части ГУ «Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова» Наталья ЕФИМЕНКО.

Обратная сторона длинной жизни
Рак нередко называют коварной болезнью. Коварство состоит в том, что протекает она бессимптомно, при этом онконастороженность среди пациентов понижена. Живет человек, ни о чем плохом не думает, потом у него начались стрессы, возникли другие неблагоприятные факторы — и недуг проявился!

— С учетом повышения уровня жизни в нашей стране, улучшения социально-бытовых условий продолжительность жизни возросла, — начинает с обнадеживающей информации Наталья Ефименко. — С другой стороны, рак считается болезнью пожилых. Поэтому заболеваемость с учетом старения населения — а произошел так называемый демографический переход, то есть число людей старше 60, старше трудоспособного возраста увеличилось — стала выше. Например, колоректальный рак, опухоль ободочной кишки, прямой кишки чаще встречаются у людей старше 50. Если заболевает человек в молодом возрасте, мы должны задуматься: возможно, есть какие-то наследственные факторы, предрасположенность. Пик заболеваемости раком молочной железы в Беларуси приходится на возраст 49—50 лет. В этом возрасте женщины уже должны проходить скрининговые исследования.

По словам специалиста, рак молочной железы, рак яичников и колоректальный рак составляют 90 процентов всех наследственных форм рака.
— Что такое наследственный рак? У каждого из нас есть гены, которые отвечают за то, чтобы бороться с раком, то есть супрессоры опухолевого роста, — разъясняет Наталья Ефименко. — Но у некоторых людей могут быть поломки в этих генах, мутации, и если такая мутация есть, человек более подвержен риску заболевания. Но это не говорит о том, что он стопроцентно заболеет. Главное — своевременно проводить профилактику, и если близкие родственники — мамы, папы, бабушки, дедушки, братья, сестры — болели онкологическими заболеваниями, стоит об этом задуматься. Если вы находитесь в зоне риска, есть перечень рекомендаций, по каждому онкологическому заболеванию он особый. Самым распространенным у нас считается рак молочной железы. Тут следует чаще посещать гинеколога, например, раз в полгода, маммолога раз в полгода, делать УЗИ органов малого таза, брюшной полости.

По словам заместителя директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Алек-сандрова Натальи ЕФИМЕНКО, структура заболеваемости и лечение онкологических заболеваний у детей и взрослых сильно отличаются. Например, у детей чаще встречаются опухоли мозга — это связано и с наследственными факторами.
У взрослых чаще других встречаются рак кожи, легкого, молочной железы, предстательной железы, колоректальный рак, опухоли головы и шеи.

На кого работает время?
Онкологические заболевания многофакторные. Есть факторы внешней среды: вредные условия труда, чрезмерная инсоляция, то есть загар, что приводит к раку кожи, некачественные питьевая вода и продукты. Вторая группа факторов — это фон, существуют предраковые заболевания, доброкачественные образования: невусы, папилломы, родинки, которые травмируются, например, в бане, солнечными ожогами, механическими воздействиями. Наконец, третий фактор — наследственный. При совпадении всех трех может произойти развитие раковых заболеваний.

— Что касается перспективы жить с онкологическим заболеванием долго, то сегодня методы специального противоопухолевого лечения настолько усовершенствованы, что мы говорим о 20-летней, 30-летней выживаемости при некоторых локализациях, — отмечает Наталья Ефименко. — В частности, в нашей стране онкологические заболевания лечить научились хорошо. Важно только выявить проблему на ранних стадиях.

В этом случае и с грамотным лечением при отдельных формах выживаемость составляет до 95 процентов.

Выявлять онкозаболевания на ранних стадиях у здоровых лиц помогает скрининг.
— К примеру, при подозрении на рак молочной железы в группе риска женщинам с 50 лет рекомендовано проходить маммографические исследования — один раз в два года, даже если нет симптомов, доктор ничего не находит и ничего не болит, — говорит Наталья Ефименко. — Еще один вид скрининга — определение простатспецифического антигена у мужчин. После 50 лет нужно делать анализ крови на БСА, мужчины знают об этом. Следующий вид — колоноскопия, сейчас она больше практикуется под наркозом. Процедура не самая приятная, но пациенты в группе риска должны ее проходить.

Лечение: возможны варианты
Есть ли в Беларуси какие-то уникальные методики, медикаменты или оборудование для лечения онкологических заболеваний? Можем ли мы поделиться с миром своими уникальными наработками?

— Белорусская практическая онкология и наука в последние годы шагнули довольно далеко вперед, — рассказывает Наталья Ефименко. — Значительно усовершенствованы хирургические методы. Сегодня, допустим, можно лечить те опухоли, которые еще лет пять назад считались неоперабельными. Это вмешательства при опухолях поджелудочной железы, метастатические поражения печени и головного мозга. На базе нашего центра в 2014 году открылось нейроонкологическое отделение, где можно удалять опухоли метастатического плана, и пациент уже на следующие сутки готов вставать на ноги и идти, если вовремя все сделать в плане хирургии. Примеров можно привести очень много.

Что касается лучевой терапии, то сегодня данные методики позволяют точечно воздействовать на опухоль. Электронный пучок направлен исключительно на нее, чтобы не повреждать окружающие ткани. Гамма-нож — это современная методика, которая внедрена в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова и довольно широко применяется при опухолях мозга. Есть довольно хорошие результаты с использованием гамма-ножа.

Но нужны определенные показания, при которых можно применять именно его.
— На территории нашего центра находится республиканская лаборатория канцерогенеза, где по анализу крови по тканям можно выявить мутации в генах, которые будут свидетельствовать о том, какое именно лечение нужно проводить, — продолжает Наталья Ефименко. — Допустим, существующая общепринятая схема лечения неэффективна, но есть мутации в гене, определив которые мы сможем выбрать правильный таргетный химиотерапевтический препарат, и результаты будут колоссальные.

По словам представителя РНПЦ, индивидуальный подход в химиотерапии используется как минимум последние пять лет. Сейчас возможности расширились. Кроме того, белорусские специалисты ездят за границу на стажировку и полученные знания и умения внедряют потом в практику. С другой стороны, на территории РНПЦ функционирует образовательный центр, куда приезжают за знаниями коллеги из зарубежья, чаще всего из СНГ.

Четыре уровня помощи
Республиканский научно-практический центр оказывает лечебную, диагностическую и консультативную помощь всем жителям Беларуси как четвертый уровень оказания такой помощи. В целом же система онкологической службы устроена таким образом, что на районном уровне в каждом регионе страны есть районные онкологи (например, в тех же поликлиниках). Следующий уровень — межрайонный, где объединены несколько регионов территориально. На областном уровне есть областной онкологический диспансер, у которого свой статус. РНПЦ, кстати, является диспансером для жителей Минской области.

— Если есть вопросы у врачей областного уровня и перечень операций не входит в сферу деятельности этого диспансера, пациент автоматически, в соответствии с нормативными документами направляется на наш республиканский уровень, — отмечает Наталья Ефименко. — У нас проводятся республиканские консилиумы с привлечением представителей смежных специальностей, и мы определяем тактику лечения. Попасть к нам можно через колл-центр. Если лист ожидания не устраивает и пациенту нужно получить помощь раньше, можно обратиться в регистратуру — там направят к заведующей, и человек получит консультацию в этот же день. В целом же можно сказать, что по стране у нас лечение осуществляется на одинаковом уровне. Во всяком случае это касается областного уровня, где медучреждения оснащены диагностическим оборудованием. Специалисты во всех регионах также обладают достаточной квалификацией для полноценной диагностики и лечения онкозаболеваний.

Не надо паниковать

От того, насколько психологически настроен пациент, зависит его дальнейший статус. Когда пациент узнает о том, что у него есть онкологическое заболевание, — это сильный стресс для организма. В то же время один из способов самой распространенной психологической защиты — отрицание. Он считается наиболее благоприятным: у таких пациентов медики наблюдали наиболее благоприятный исход — они очень долго жили, когда полностью выключили из своего сознания тот факт, что больны.

Услышав диагноз «рак», не нужно паниковать и ставить на себе крест, убеждена Наталья Ефименко:
— Сегодня, если мы получили пациента на 1–2 стадии, выживаемость составляет до 60 с лишним процентов. Это хорошие цифры. И мы по выживаемости среди женского населения сопоставимы по результатам даже с такими высокоразвитыми странами, как Великобритания, Германия. У мужчин выживаемость сопоставима с данными у мужчин Словакии и Словении.

В Беларуси для граждан страны онкологическое лечение бесплатное. По желанию пациент может ускорить какую-то диагностику, заплатив сумму, которая является подъемной для подавляющего большинства граждан. За последние 3–5 лет белорусские специалисты практически не направляют пациентов за рубеж — во всяком случае, консультативные заключения у нас и за границей, как правило, идентичны.

Александр НЕСТЕРОВ.



Добавить комментарий