Антонина Голод: «Я – заводчанка!»

Тракторозаводцы

Много лет подряд она идет на работу своим привычным маршрутом вдоль старых домов по улице Чеботарева. Здесь, в тракторозаводском поселке, время если и не замедляет ход, то очень легко переносит тебя в середину прошлого века. Время, когда история Минского тракторного только начиналась, время, с которым связано так много интересного, время, которое так много ругают, но которое она не променяла бы ни на какое другое. Это почти невероятно, но теперешнее место работы расположено в том же здании, где начиналась ее трудовая биография.

Накануне юбилея медицинской службы Минского тракторного завода мне хотелось найти человека, что называется, старейшего работника, который много знает и кому есть что рассказать. Но мне и в голову не могло прийти, что такой человек совсем рядом, много лет дружит с редакцией заводской газеты и… Словом, знакомьтесь — Антонина Голод (хотя для большинства заводчан, уверена, Антонина Константиновна в представлении не нуждается).

Я прошу ее рассказать немного о себе, и она с явной гордостью произносит: «Я — заводчанка!».

Тоня Тумарева о профессии медика мечтала класса с шестого, и потому для нее вопрос, ехать или нет в столицу поступать в медицинский институт, не стоял. Конкурс 9 человек на место и один-единственный балл, которого ей не хватило, стали первым серьезным испытанием для юной девушки. В Минское техническое училище № 1, которое готовило кадры для МТЗ, пошла лишь для того, чтобы не терять время. Через год она уже была плановиком-экономистом и пришла на МТЗ работать контролером ОТК. Не расставаясь при этом с мечтой о медицине, она решила идти к своей цели более длинным, но надежным путем. В 1956 году Тоня поступила в медучилище, через два года закончила фельдшерское отделение и получила направление в медсанчасть (вот ирония судьбы!) Минского тракторного завода. В хирургическом отделении медсанчасти Антонина Константиновна была палатной медсестрой, а потом девять лет операционной. Работать по полторы смены, ассистировать врачу по 9—12 часов во время операций — такой режим легким не назовешь. Но моей собеседнице нравилась ее работа, и потому на трудности никогда не жаловалась. В 1964 году все отделения медсанчасти МТЗ перешли в 6-ю больницу. А в 1966-м Антонина Константиновна поступила на факультет журналистики. Примерно в это время в заводской газете и появились ее первые работы «Часовые счастья» и «Сделаем все возможное» о медицинской службе предприятия. Диплом журналиста она получила в 1972 году, а в 1971-м уже была редактором заводского радио.

В 1975 году стала членом Союза журналистов. С 1969-го по 1971-й Голод была председателем месткома 6-й городской клинической больницы. Получила дополнительное политическое образование и сегодня их имеет уже четыре: техническое, медицинское, журналистское, высшее политическое. И, как смеется, ни одно из них никогда не было лишним.

Антонина Константиновна сейчас работает валеологом медицинского центра МТЗ, готовит профилактические акции, тематические материалы для нашей газеты, отвечает на вопросы читателей, выступает по заводскому радио, по-прежнему бодра и активна. А еще Голод без преувеличения можно назвать хранителем истории медицинской службы МТЗ и ее летописцем.

Мы сидим в ее кабинете, на первом этаже здания по улице Стахановской, 10 (сегодня это административное здание медцентра). Здесь много наград и дипломов, которыми в разные годы отмечали работу моей собеседницы, тут собраны документы, архивные данные, редкие фотографии. Антонина Константиновна вспоминает, что в 1958-м именно здесь, на первом этаже, размещалось детское отделение, на втором — хирургическое, вход в которое был со двора. В здании по Стахановской, 12, где сегодня отделение медицинской реабилитации, находились терапевтическое и рентгенологическое отделения, клинико-диагностическая лаборатория. А в двухэтажном здании через дорогу — там сегодня районный отдел ГАИ — роддом. Поликлиника для заводчан располагалась на улице Долгобродской.

Вопрос о том, что ближе ей — медицина или журналистика, — лишний. Медицина всегда была на первом месте, а журналистика давала возможность поделиться своими мыслями по этому поводу с другими людьми.

Из воспоминаний Антонины Голод

***
…В начале 1960-х годов, когда я работала палатной медсестрой, очень много пациентов поступало с производственными травмами, часто люди травмировались на железнодорожных путях. Ситуации, когда доставляли в отделение «тяжелого», а врач на операции, были не единичными. Оказывать первую неотложную помощь, обрабатывать и зашивать рану, не рассчитывая, что сейчас кто-то подойдет и заменит тебя, приходилось очень часто. И когда уже потом, оценивая правильность твоих действий, врачи, многие из которых прошли войну и к которым мы относились с благоговением, пожимали руку и хвалили за работу, — это становилось лучшей наградой!
***
…Было недостаточно больничных коек, не хватало врачей. Они дежурили на дому после отработки в дневную смену. Вызывали их в экстренных случаях. Дежурные сестры заранее готовили операционную. Во время операции при необходимости давали наркоз, налаживали капельные переливания крови, обрабатывали раны, гипсовали — выполняли огромный объем работ.
***
…Однажды хирургическое отделение закрыли на ремонт, а врач и сестры круглосуточно дежурили в хирургическом кабинете в поликлинике на Долгоброд-
ской. Как-то ночью к нам стремительно вошли люди в белых халатах. «Вы Голод?» — «Я» — «Немедленно идите с нами. С главврачом Антиповой все согласовано». Передать мое смятение невозможно. Оказалось, это наши коллеги из скорой помощи. Их вызвали к больному на улицу Буденного. Приехав, они нашли пациента в очень тяжелом состоянии. Силы его были на исходе, после сильного и продолжительного кровотечения вены его не прощупывались. Сделать укол, чтобы перелить кровь и ввести лекарство, не представлялось возможным. И тогда пациент велел разыскать сестру Голод, которая однажды уже обслуживала его в заводской медсанчасти. Времени на раздумье у меня не было. Я попросила только найти любую лампу: освещение в комнате было очень слабым. А потом каким-то чудом нащупала вену на ноге и… сделала укол, потом наладила капельницу. Больной был спасен. Об этом случае потом долго говорили, а я была рада, что справилась, не уронила честь заводской медицины, оказалась на высоте перед коллегами городской скорой помощи.


***
…Через дорогу находился роддом, и если требовалось экстренное кесарево сечение, роженицу прямо на носилках несли к нам в отделение, а потом после благополучного разрешения вместе с малышом, укрыв обоих одеялом, несли обратно.
***
…Невозможно забыть и примеры мужества наших пациентов. Как-то к нам попал молодой парень, красавец. После железнодорожной травмы он остался без ног, лишился части руки. Все в отделении выхаживали его, как родного. Когда выписывался, он пообещал навестить нас и прийти «своими ногами». Однажды так и случилось. В новом отличном костюме, модных ботинках, с тростью в руках он поднялся на второй этаж и с улыбкой заявил нам, что приехал на своем автомобиле! Парень работал на автозаводе и сделал машину вместе с друзьями своими руками. Вскоре он женился, и все в отделении были очень счастливы за этого удивительного человека, который сумел победить серьезное увечье и не потерять бодрости духа.
***
…А как здорово мы проводили свободное время! Ходили в кино и театр. С легкой руки главврача Льва Емельянова выпускалась медицинская стенгазета, которую интересно было читать и врачам, и их пациентам.

На третьем этаже заводской поликлиники собирались артисты коллектива художественной самодеятельности. Там же проходили наши торжественные собрания и концерты. Некоторые медики танцевали в ансамбле «Лявониха» под руководством Николая Чистякова. Многие занимались в секциях спортклуба «Трактор», ходили в турпоходы. Одно время в прачечной стационара медсанчасти работала Эмма Барчук. Впоследствии она стала солисткой Большого государственного театра оперы и балета нашей страны. А известная сегодня любому белорусу актриса театра имени Янки Купалы Татьяна Мархель работала в медсанчасти акушеркой.



Добавить комментарий