Андрей Сизых: спортсмен, солдат, моряк и… сталевар

Тракторозаводцы

Шестнадцать лет на плавильном участке сталелитейного цеха сначала подручным сталевара, а последние годы сталеваром — это уже само по себе заслуживает уважения и интересного общения с таким собеседником. Но когда мы встретились с Андреем Сизых, оказалось, что вся его жизнь, в моем понимании, настоящее романтическое приключение.

— Я родился в Минске, но мои дедушки и бабушки привезли моих родителей еще дошколятами в белорусскую столицу, потому что сами приехали восстанавливать ее после страшной военной разрухи. Мама родилась под Вологдой, папа — под Иркутском. Для них Минск стал любимым городом на всю жизнь, — начал свое повествование Андрей Николаевич. — Наверное, потому что корни моей семьи так далеко, меня неизменно тянет в дорогу. Школьником я мечтал быть водителем-дальнобойщиком, с завистью провожал глазами большегрузы «Совтрансавто», завидовал возможности колесить по всему континенту. Отец хорошо понимал меня и даже подшучивал, дескать, что там один континент, пойди в моряки — весь мир увидишь! И я пошел! В Херсонское мореходное училище рыбной промышленности. Окончил его в 1989 году с дипломом штурмана дальнего плавания. Уже после первого курса на практике сходил на три месяца на Канарские острова.

Впечатления и восторг были неописуемыми! Впервые в море, за границей, качка в носовой каюте с амплитудой 6-7 метров. Готов был хоть завтра снова в рейс! Но довелось оторваться от этой захватывающей учебы и два года на суше Родине служить, под Житомиром, в отдельной мотострелковой роте охраны базы по ремонту баллистических ракет.

Армия научила жить, понимать многие вещи, которые рядом с мамой никогда не поймешь. Я до этого спортом занимался, даже получил кандидата в мастера спорта по гребле на байдарках в детско-юношеской спортивной школе олимпийского резерва, целый год в училище у нас была отличная физподготовка. Но когда в части по выходным марш-бросок километров на 25—30 рысцой делали, то первые полгода казалось, что по экватору вокруг земного шара бежишь. Зато через год уже не только в полном своем снаряжении легко это расстояние преодолевали, но еще и часть снаряжения у «молодых» забирали, чтобы им на первых порах было легче. Так вот спустя время скажу, что и от интересной учебы был на два года оторван, и море уже очень тянуло, но ни разу я не пожалел, что прошел армейскую школу. Наоборот, убедился: не отслужишь — пожалеешь! Скажите мне, что это за мужчина, если в трудную минуту он не сможет даже семью свою защитить? Кстати, именно в армии я и супругу свою, Татьяну Дмитриевну, встретил. Она была медсестрой в военном госпитале, а я там лечился. Вот уже 31 год делим радости и горести пополам.

После службы вернулся в училище серьезным, многое понимающим человеком. Занимался старательно. На практике не жалел себя, стремился как можно больше видеть и понимать на корабле. Когда же после учебы пришел в Югрыбпромразведку, которая занималась с учеными поиском рыбных промысловых районов в мировом океане, оказалось, что должность штурмана мне не предоставят, а вот матросом возьмут. В первый рейс я уходил на ослепительно белом корабле (тогда научные судна в белый цвет красили, чтобы они были издали видны и было понятно, что им разрешено высаживаться в любом месте, на любые острова). Мы ушли в Аденский залив с пятью советскими учеными и шестью их коллегами из Йемена. Было необычайно интересно и познавательно. За время работы в Югрыбпромразведке мне посчастливилось 11 раз уходить в море — на шесть, семь, одиннадцать месяцев. Удалось побывать во всех океанах мира. Заходы в порты, загрузки и перегрузки… Никогда не знаешь, все ли пойдет по плану, каким будет следующий порт. Незабываемые Порт-Луи на Маврикии, Лас-Пальмас-де-Гран-Канария, столица ЮАР Кейптаун, Аргентина. Несмотря на то, что назначен был матросом, я часто попадал на вахту на штурманский мостик — диплом-то у меня был штурманский. Вот это настоящая романтика, которую не передать словами!

Ходил бы, наверное, Андрей Сизых в море и по сей день, да настало время деления великой страны на отдельные государства, людей — на «своих» и «чужих». В пароходстве моему собеседнику сказали, что одиннадцатый — его, не украинца, последний рейс. Пытался после этого закрепиться в Житомире, на родине супруги, но там сложилась такая экономическая ситуация, что невозможно было даже прокормить себя.

— Где бы я ни был, какие бы достопримечательности и чудеса света ни окружали меня, мне все равно хотелось домой, — признался Андрей Николаевич. — И я все-таки смог уговорить жену переехать в Минск.

Ей тут же удалось устроиться медсестрой в военный госпиталь. А когда буквально через четыре дня работы она получила первую зарплату, то расплакалась от неожиданности, потому что в Житомире ей не выплачивали денег по полгода.

А я помыкался вначале по частным фирмам, по станциям тех-обслуживания автомобилей, а потом здраво рассудил, что у тракторного завода всегда будут перспективы — хлеб люди сеют тысячелетиями, коммунальный транспорт у нас тоже почти весь на тракторах… Пришел в отдел кадров МТЗ, сказал, что хочу работать на предприятии. Передо мной положили большой перечень профессий, но я не имел никакого представления ни об одной из них, честно признался в этом и попросил подсказать хорошо оплачиваемую, которой я готов учиться. Мне сказали, что дорога моя — в литейное производство, и выписали направление в первый литейный. А я на территории завода заблудился, дошел до СЛЦ, случайно встретил начальника плавильного участка Павла Мосина, и он меня привел на свой участок.

Я не могу сказать, что когда-либо мечтал стать сталеваром, но, видимо, натура моя такая — притягивают мощные стихии. Стихия огня, раскаленного металла меня очаровала. А профессией увлек мой первый и единственный наставник здесь Юрий Марков. Долго я был у него подручным, а последнее время уже работаю сталеваром. И если бы меня сегодня заново спросили, что бы я выбрал на тракторном заводе, ответил бы, что только эту профессию. Потому что здесь рядом исключительно хорошие люди — начальник участка Дмитрий Мехов, старший мастер Кирилл Каплунов, заливщик металла Алексей Авраменко, сталевары Вячеслав Синевич, Виталий Кирильчик, Виталий Рогов, Руслан Капустин. Здесь, как и в море, как в армии, все по-настоящему — и дело важное, и команда надежная, и удовлетворение от сделанного полное.

Сегодня в жизни Андрея Сизых все в полном порядке. Они с супругой занимаются серьезным и важным делом, единственная дочь подарила им внука, Гришеньку, и вот-вот обещает порадовать внученькой. Семья очень любит вместе проводить время на даче в не так давно купленном сельском домике в деревне Амельно Пуховичского района, превращенном умелыми руками Андрея Николаевича в теремок, гостить у его друзей, моряков-рыбаков, в Севастополе, Херсоне, Новороссийске, Геленджике. Сам Андрей Сизых в одиночку в грибную пору отправляется в излюбленные леса под Бегомль. При этом всякий раз ищет новые места, нисколько не волнуясь, что заблудится, — моряк всегда найдет обратный путь по солнцу и по звездам. А его неутомимая душа и сегодня жаждет новых горизонтов и открытий.

— Вот нашел бы я сейчас миллион долларов, — говорит он. — Взял бы свою семью, лучших друзей еще из спортивной школы — Игоря Закалинского, Владимира Адамушко, Игоря Байдака, посадил бы всех на круизный лайнер, и поплыли бы мы по самым известным мировым туристическим местам, приглашали бы индивидуальных гидов и смотрели бы и слушали обо всем, что нам интересно, в этом большом и таком восхитительном мире!

Наталия ХЛЕБУС.
Фото автора и из архива
Андрея Сизых.



Добавить комментарий