Алеся ЛЕСНИКОВА и Владимир БОГДАН: «Любите и удивляйте друг друга»

Культура

Елена АЛЕШКЕВИЧ

Так случилось, что с яркими представителями отечественной шоу-индустрии семейной парой Алесей Лесниковой и Владимиром Богданом мы познакомились не на профессиональном поприще. Сначала пересеклись с Владимиром в мотопробеге. Брутальный мужчина
на мощном мотоцикле, уравновешенный и немногословный, производил впечатление человека, знающего себе цену, в меру открытого, как оказалось, отзывчивого и искреннего, с чувством юмора, в общем, настоящего во всех смыслах. Конечно, при такой активной профессиональной деятельности (а Владимир Богдан — генеральный продюсер БелМузТВ, ведущий программы «Белорусское времечко», а также «Вашего лото» и один из самых востребованных дикторов на радио) желание помолчать вполне естественно. Вскоре мы познакомились и с Алесей — в противоположность супругу фонтанирующей позитивными эмоциями, солнечной и яркой красивой женщиной, которая совершенно не боится выглядеть смешной, с первой минуты оказавшейся своей в доску. Алеся Лесникова — актриса театра и кино, радио- и телеведущая. В канун Нового года у нас была возможность пообщаться, и я расспросила Алесю и Владимира о главном. Вот что из этого получилось.

— Расставьте следующие понятия в порядке личных приоритетов: семья, работа, хобби…

В.: Я бы оставил такой порядок. Безусловно, семья на первом месте. Без семьи человек, как пустой сосуд. Семьи, конечно, бывают разные: мама, папа, двое детей и собака, или там бабушка и кошка. Семья должна быть обязательно, иначе человек становится злым и даже нечеловечным.

А.: У меня немножко по-другому расставлены приоритеты, потому что наш дорогой папа (В. Богдан.Прим. корр.) зарабатывает деньги и позволяет мне заниматься творчеством. У меня тоже на первом месте семья, а потом хобби и работа.

— И что за хобби, интересно?

А.: У меня хобби — это съемки в кино.

В.: Хобби у Алеси — это работа. Кстати, в этом мы с ней похожи. Работа в шоу-индустрии по сути родилась из хобби. Все началось еще в школе, в каких-то даже не старших классах — мы с приятелем пытались записывать радио-шоу на обычных кассетных магнитофонах. Записи давали слушать ребятам в классе. Им это нравилось. И как-то все переросло в настоящую работу.

— Раз семья на первом месте, начнем с главного. Кто в доме хозяин?

В.: На самом деле существует очень тонкая грань между мужчиной-хозяином и мужчиной-подкаблучником. Объясню почему. Что значит быть хозяином?

А.: По мне, организовывать процесс.

В.: В этом вся мудрость. Чтобы добиться того, что нужно мне, приходится иногда идти на какие-то уступки и маленькие ухищрения. Все происходит осознанно. Ну, а когда это надоедает, приходится расставлять все точки над «п» жестко. Но это тоже приятно.

А.: А я просто хозяюшка — по дому что-то сделать, помыть посудку…

В.: На самом деле классно, когда есть хозяин и хозяюшка, тогда в доме царит гармония.

— У вас в семье «острые» моменты бывают? Кто первый мирится, если случаются ссоры?

В.: Ссоримся, безусловно. Кто в доме хозяин, тот первый и мирится. Мужчина — лидер, и если он хочет сохранить семью, должен быть великодушным.

А.: При наличии каких-то острых моментов мы, женщины, тихонечко и мудро молчим…

В.: …либо бьем посуду, раскрашиваем стены, либо делаем другие неприятные для нас, мужчин, вещи, которые вообще непостижимы для понимания, но в результате все хорошо.

— Какие качества, на ваш взгляд, должны культивировать в себе люди, чтобы оставаться счастливыми на протяжении 16 лет?

В.: Эти качества должны соответствовать периоду отношений. На уровне конфетно-букетного периода — это умение делать что-то яркое, необычное, быть романтичным. А когда жизнь перетекает в обычное русло, на то, что было вначале — оно никуда не уходит, — как на фундамент, все остальное  укладывается, будто кирпичики: терпение, мудрость, новые радости, которых не знал раньше. Все это делает жизнь прекрасной.

А.: Для меня на первом месте была и остается человечность. Очень большое желание жить и получать от жизни удовольствие, даже от совершенно простых вещей, пожалуй. Солнышко, радуга — это я! Ну и понимать свои ошибки, анализировать, чтобы как-то расти внутренне.

— Желание удивлять друг друга еще осталось?

В.: Со временем удивлять становится труднее и интереснее. Поводы для удивления становятся более изощренными. Раньше было достаточно какой-то надписи или сердечек на стене…

А.: На самом деле удивлять нужно, и никогда не забывать о ценности  небольших подарков и маленьких знаков внимания. Неважно, кто дарит: мужчина — женщине, женщина — мужчине. Важно ненавязчиво напоминать любимому человеку, что ты живешь ради него и хочешь, чтобы он рядом с тобой был счастлив.

— Как часто нужно своей половине говорить: «Люблю»?

В.: Надо это говорить и показывать всегда. Алеся на меня как-то искоса посмотрела. На самом деле я это говорю ей чаще.

А.: Это потому, что ты смотришь на меня, видишь такой одуванчик пушистый и думаешь: «Как же я тебя люблю». А ты не всегда похож на одуванчик.

В.: Я же «близнец». Во мне уживается и одуванчик, и кактус.

 — Вы строгие родители?

В.: Как-то неловко отвечать на этот вопрос при детях (сыну Алеси и Владимира — 15, а дочери 10 лет. — Прим. корр.). Я в своей жизни все пытаюсь привести к золотой середине. Не всегда это получается, из-за чего злюсь на себя. Мы в меру строгие родители. Я даже сказал бы, что мы с нашими детьми сверстники. Дети у нас появились рано, так что мы росли и взрослели вместе. Наши отношения гораздо больше, чем «отец — сын», «отец — дочь», мы — друзья. Это классно.

А.: Для меня первое правило общения с детьми — это говорить им все как есть, начиная от природы и заканчивая отношениями. Детям не надо врать. Нужно им все объяснять адаптированным языком. У нас с детьми полное взаимопонимание. Мне даже кажется, что они понимают больше, чем мы им говорим. Никогда детей не били ремнем. Чем больше ребенка зажимаешь в тиски, тем больше ему хочется из них вырваться, он протестует и становится неуправляемым. Поэтому мы обо всем с нашими детьми договариваемся.

— А что по этому поводу думают дети?

В.: Дети думают то же самое, понятно? (Владимир строго обращается к детям, все дружно смеются.Прим. корр.). Я думаю, ответы на многие вопросы они получат после рождения собственных детей. Оправдать какие-то поступки своих родителей, которые в детстве мне казались непонятными, я смог только после того, как появились Коля и Ульяна. И я проникся к своим родителям еще большей любовью. Я думаю, что дети довольны. А оценить нас они смогут лет этак через десять.

— За какие качества себя уважаете?

В.: Я, пожалуй, уважаю себя за любовь к порядку, пунктуальность. Благодаря пунктуальности я миллион раз оказывался в выигрыше, и она приносила мне дивиденды, в том числе и финансовые. Жена иногда меня называет занудой, но вот эта любовь к порядку во всем присутствует не только дома, в семье, но и в работе, ведении бизнеса. Это очень помогает. Все, больше не буду себя хвалить.

А.: Не знаю, можно ли себя уважать за то, что делаешь с удовольствием, но мне очень нравится заниматься загородным домом и приглашать туда гостей. Я говорю о качествах столяра и плотника. Мне нравится утеплять веранду. Я люблю что-то делать руками. Еще я очень люблю готовить.

В.: Алеся трудолюбивая. Она великолепно готовит. Это со временем может перерасти в ее работу.

А.: В наш маленький ресторанчик.

В.: Это мечта, наверное, каждой творческой семьи. Интерьер, блюда, традиции. У нас, кстати, очень много традиций в семье. Мы надеемся, что наши дети передадут их внукам. Когда-то я пытался играть в музыкальной группе, теперь Коля пытается. То же касается и Ульяны. Мы стараемся помочь детям воплотить их мечты.

А.: И сами устраиваем праздники. Новый год только раз в году, а праздников хочется чаще.

— Работу домой «носите»?

В.: Я раньше все время носил работу домой. Было тяжело, потому что я очень переживаю за каждую мелочь. И только года три назад сумел эту дурную привычку побороть. Теперь работа сама «отваливается», как только сажусь в машину и еду домой. Это произошло, потому что работ много — продюсирование канала, работа ведущего и дикторская. Мозг просто не может все время находиться в напряжении, нужен полноценный отдых.

— А что в работе доставляет самое большое удовольствие?

В.: По образованию я переводчик английского и немецкого языков. Но, как уже говорил, моя работа выросла из хобби, из того, что мне искренне нравилось и хотелось делать. Каждый шажок по карьерной лестнице сопровождался неимоверным удовольствием. Стать ведущим — это, наверное, была первая такая мечта. Потом пошли организационные моменты — стал программным директором, исполнительным продюсером телеканала, директором телеканала, затем генеральным продюсером телеканала — на этой должности сейчас и нахожусь. Каждая работа доставляла и доставляет мне огромное удовольствие. Я очень люблю дикторскую работу. Если как продюсеру мне нужно еще учиться, сражаться и побеждать, то в озвучивании каких-то рекламных роликов, фильмов чувствую себя профессионалом и горжусь тем, что владею этим ремеслом.

А.: Мне нравится то, что моя профессия актрисы театра и кино позволяет перевоплощаться. Это помогает расти, дарит удовольствие, и иногда даже не важно, сколько денег при этом получаешь.

— Как часто случаются курьезы в прямом эфире?

А.: Мы столько времени отработали на радио, наверное, больше всего курьезов случается там, хотя они никому не видны.

В.: Курьезы, которые случаются на радио, очень хорошо отображены в фильме «День радио». Там все правда. На телевидении тоже хватает курьезов. Это очень хорошо можно проследить в программе «Белорусское времечко» и «Ваше лото» — экстремальные ситуации случаются постоянно, за что я и люблю прямой эфир.

— Можете рассказать какой-нибудь забавный случай?

В.: Был случай, когда во время прямого эфира программы «Белорусское времечко» зазвонил случайно пронесенный в студию телефон. Оператор, пытаясь спасти ситуацию, побежал его выключать, задел декорацию, декорация — камеру. Грохот стоял страшнейший. При этом ведущие с совершенно невозмутимыми лицами продолжали работать. Вот это я называю настоящим профессионализмом.

А.: Огромное количество курьезов случается на съемочных площадках в кино. Начиная с того, что в 35-градусную жару снимаем зиму с пеномашиной, стоим в шубах и варежках, а вокруг люди ходят в майках и улыбаются, а зимой снимаем лето.

— Алеся, что больше нравится: играть на сцене или сниматься в кино?

А: Все начало складываться уже в институте. Нас студентами определили в Купаловский театр. Я была тогда толстенькая, мне сразу сказали, что я работать в нем не буду. Для многих театров в последующие десять лет я оказывалась то слишком высокой, то слишком сильной, то слишком красивой. В военные пьесы не подходила, потому что не хрупкая — претензий было много. При том, что в каждом театре есть свои примы и жены режиссеров, мне с моей прямолинейностью и простодушием приходилось непросто в общении, но это не сказывалось на работе. В театре я играю с удовольствием. А первая кинороль была в 1995 году в фильме Рубинчика (Алеся Лесникова снялась в 20 картинах белорусских и российских режиссеров.Прим. корр.). Я бы хотела отметить работу на радио, она доставляла мне огромное удовольствие. Еще один проект мне доставлял большую радость — женское телевизионное ток-шоу. В нем я чувствовала себя на своем месте, могла быть собой — прямолинейной, жесткой местами, ну и, я бы сказала, интересной и смешной.

В.: Раз уж об этом заговорили, отмечу некоторую скованность нашей шоу-индустрии. Хотелось бы, чтобы в ней чаще появлялись такие яркие и дерзкие проекты, как Алеся, которую пока боятся и не понимают. У нас в Беларуси привыкли к размеренной жизни, и проявления яркого характера воспринимаются как агрессия. Нам в этом смысле еще нужно окультуриваться.

А.: Хочу еще добавить. У нас в Беларуси не очень любят работать. Когда приходишь на работу с идеями, какими-то параллельными проектами, людей пугает твой энтузиазм, потому что новое — это огромный пласт работы. Грустно.

— Владимир в своем блиц-интервью на сайте телеканала отметил, что неравнодушен к экстриму. Что вкладываете в это понятие?

В.: Экстрим, в моем понимании, должен быть в рамках разумной ответственности. Я не буду бросаться в омут с головой, потому что знаю: дома есть люди, которые меня ждут. Прыжки с парашютом — это здорово, когда-то сел на тот же мотоцикл. Экстрим есть в жизни, и его хочется еще. К примеру, прыгнуть с тарзанкой с водопада Виктория. А вот прыгать с девятого этажа с тарзанкой не стал бы — это неоправданный риск. Экстрим по факту должен быть безопасным. Почувствовать адреналин и остаться в живых очень важно, иначе зачем все это испытывать, если рассказать потом не сможешь.

А.: А я тоже катаюсь на мотоцикле. Вот отучилась в школе контр-аварийного вождения. У нас много друзей среди байкеров.

— Как появился первый тяжелый мотоцикл?

В.: Первый тяжелый мотоцикл — не знаю, с какой целью, — мне подарила моя супруга. Приятнее всего была реакция друзей: «Какая у тебя жена классная». То есть их жены с трудом переживают увлечения мужей, а моя сказала: «Вот это тебе!»

— Значит, Алеся разделяет увлечение…

В.: Разделяет и властвует (смеется. Прим. корр.). И дети разделяют, им очень нравится. И даже собака заливисто лает, когда приезжаю на мотоцикле. Мне повезло, у меня много друзей. Это уже даже братство, сильная мужская дружба, в которую с удовольствием вливаются наши вторые половинки.

— Какой породы пятый член семьи?

В.: Французский бульдог. Зовут ее Мисс Молли. Она во всем похожа на меня, делает все, чтобы ею любовались и умилялись. Абсолютно байкерский бульдожик.

— Что бы вы пожелали читателям нашей газеты?

В.: Желаю всем читателям газеты находить время на своих близких, чтобы необходимость зарабатывать и быт не убивали самое главное. Любите друг друга, радуйте по возможности. Будьте честными, и тогда вокруг вас всегда будут такие же честные люди.

А.: Жизнь у нас одна. Хочу пожелать всем радоваться каждому мгновению, простым вещам: рассветам, закатам, шелесту листвы, — вся эта красота была до нас и после нас останется. Просто любите жизнь.

— Огромное спасибо. Удачи в новом году, новых свершений.



Добавить комментарий