37 лет как один день

Тракторозаводцы

Анна КОРЯКОВА
Фото автора

Непростое, ответственное, напряженное, тяжелое… Любым из этих определений совершенно справедливо можно характеризовать литейное производство. А после общения с ведущим инженером-технологом управления металлургии и термообработки Михаилом Кацевичем я убедилась: оно еще интересное, творческое и очень почетное. Во всяком случае, если подходить к работе с живым и неподдельным интересом, стремиться достичь и узнать в профессиональном плане как можно больше. Именно так в течение вот уже 37 лет и работает Михаил Иванович.

Он был четвертым, самым младшим в семье ребенком. Свое деревенское детство любимец родителей и трех сестер вспоминает с огромной теплотой. Мама работала в колхозе, отец был лесничим. Михаил был в классе шестом, когда отец впервые доверил уже тогда серьезному и ответственному парню ружье, отпустив с приятелем на охоту. Свой немыслимо огромный гонорар — 20 рублей за первый трофей — лису — он помнит по сей день. Грибы, рыбалка, большая дружная семья и… вся жизнь впереди. Родители с самого начала ориентировали всех своих детей на получение серьезного образования, а потому Михаил планировал учиться на агрария в Буда-Кошелевском техникуме. Но средняя сестра Надежда к тому времени уже обосновалась с мужем в Минске и звала брата поступать в столицу.

— Честно говоря, подавая документы в автомеханический техникум, я весьма смутно представлял, что такое технолог литейного производства. Был от этого далек так же, как и от профессии агронома, на которого собирался учиться изначально. Полной неожиданностью стала «тройка» на вступительных экзаменах по любимой и легко дававшейся всегда математике, и «четверка» по проблемному в восьмом классе русскому языку. Уже во время учебы преподаватель математики меня как-то спросила: «Что у вас было по моему предмету на вступительном?». «Три», — ответил я. «Не может быть, — не поверила она. — А кто принимал?». «Вы», — сказал я. «Не может быть…», — только и ответила преподаватель.

Большой удачей считает Михаил Иванович встречу с преподавателем литейного производства в техникуме, редким специалистом, умницей, работавшим тогда на заводе автоматических линий:

— Проблема сегодняшней подготовки кадров в том, что, придя из колледжей и институтов, нужно заново учиться профессии: очень оторванной от практики оказывается теория. А этот педагог давал нам то, что потом полностью пригодилось в работе! На третьем курсе я проходил практику на МТЗ в первом литейном. Имена-отчества мастеров забыл, к сожалению, а вот фамилии их хорошо помню — Пустомлин и Катушкин.

Успешно закончив техникум, в августе 1975-го молодой специалист Кацевич пришел на МТЗ и с тех пор своему месту работы ни разу не изменил. Недолго он трудился в стальцехе, потом на два года ушел в армию, вернулся же в отдел главного металлурга. Однако сразу понял: кабинетная работа не для него, захотелось поближе к производству. В конце 1980-го он пришел в 3-й литейный, где трудится по сей день.

Далеко не всегда встретишь человека, который бы так увлеченно рассказывал о своей профессии. Он вспоминает интересные и трудные моменты в освоении техники, легко ориентируется в годах — литье для военной машины делали тогда-то, 116-метровую в обхвате жатку — тогда-то, — и с нескрываемой гордостью говорит:

— Наш цех действительно отличается от многих других. Если идея какой-либо детали рождается на бумаге в конструкторском бюро, то впервые отливают ее в металле именно в 3-м литейном. Здесь есть возможность изготовить деталь весом от 100 граммов до 8 тонн! У нас в работе так много видов металла: чугун серый, высокопрочный, износостойкий, сурьмистый, алюминий, бронза! В нашем цехе самый низкий показатель потерь от брака — 0,17 процента от себестоимости продукции…

Задача технолога — правильно прочитать чертеж и увидеть, как качественно и с наименьшими затратами воплотить изделие в металле. Спустя годы работы Кацевич, только взглянув на чертеж, способен сказать, технологичной или нет окажется готовая деталь.

— Когда я пришел на завод, заместителем главного металлурга был Николай Фанштейн, а заместителем генерального инженера по литейному производству Вячеслав Харитонович — умнейшие специалисты, знавшие литейное дело не понаслышке. С любой проблемой к ним можно было обратиться и быть уверенным, что найдешь поддержку и правильное решение. Помню случай, отливали мы брус и приваривали к нему лонжерон, и кто-то однажды внес предложение — лить эту деталь целиком. Специалисты понимали, что при всем кажущемся удобстве делать это нецелесообразно, и тем, кто не сильно в этом разбирался, приходилось доказывать: «Отлить-то можно, но трактор не поедет».

Михаил Иванович за годы работы побывал на многих предприятиях машиностроительного комплекса Советского Союза — в Волгограде, Тольятти, Мытищах, и с удовлетворением отмечает, что по сравнению с некоторыми из них уровень культуры производства у нас достаточно высок. Он с легкой грустью вспоминает времена, когда цех давал в месяц порядка тысячи тонн литья, а сейчас — в два раза меньше. Сколько чертежей прошло через его руки, не скажет никто: даже сейчас цех получает задания на не менее 30 наименований отливок в месяц.

В 1980-е годы, во время работы над деталью длиной 2 метра и диаметром 500 миллиметров соединить две ее части никак не выходило, и тогда Кацевич предложил сделать ее цельной. Получилось! С тех пор все крупногабаритные цилиндрические стержни изготавливаются здесь цельнолитыми. Удачное предложение принесло инженеру-технологу кроме безусловного удовлетворения еще и 10 рублей.

Легко рассказывая о своей жизни, он чаще всего говорит: «Мне повезло!» — с людьми, с друзьями, с педагогами, с коллегами. Долгие десятилетия он работал и до сих пор продолжает дружить с Александром Павловским, начинавшим в 3-м литейном мастером формовки. Работали вместе, жили в одном дворе, многие профессиональные проблемы легко и грамотно решали еще на стадии возникновения. Сегодня Александр Евгеньевич вышел на заслуженный отдых.

Ни о каких наградах за свой труд мой собеседник никогда не думал. Поэтому, когда стало известно, что его в числе пяти заводчан удостоили Почетной грамоты РУП «Минский тракторный завод», почти удивился. В день 66-летия завода, когда лучших из лучших работников МТЗ чествовали на сцене ДК, в зале присутствовал сын ведущего инженера-технолога УМиТО Михаила Кацевича Денис. Не испытывать в такой момент гордость за отца было невозможно.

По мнению многих специалистов, Михаил Иванович — специалист с большой буквы, один из лучших сегодня технологов на заводе. Он с огромным удовольствием готов передавать свой опыт молодым металлургам и от каждого из них хотел бы только одного — большей заинтересованности в своем деле. Мы уже заканчивали разговор, как Михаил Иванович просто сказал, поставив тем самым красивую и логичную точку в нашей беседе:

— Знаете, я ни разу не пожалел, что вы-брал такую профессию, и если бы все сначала — ничего бы не менял. У нас, у литейщиков, есть такой девиз: «Чаша всегда должна быть полной». И поэтому всегда должны быть люди, готовые ее наполнять!



Добавить комментарий