Мои жизненные дороги

Новости

Николай ЛОПАРЕВ,
ветеран Великой Отечественной войны, офицер продовольственной службы, полковник в отставке.
победаРодился я 14 декабря 1925 года в деревне Карманово Саргатского района Омской области. Родители — отец Родион Петрович и мама Христинья Федоровна —выросли в семьях крестьян-середняков. Собственной земли не было, она была общинная.

Отец до 1922 года работал в хозяйстве своих родителей и одновременно учился в церковноприходской школе. Когда начался НЭП, решил пойти на производство. Устроился в государ-ственную артель, в сепараторный пункт. Сначала был рабочим, а после окончания курсов в Омске — мастером.
В 1933 году я пошел в школу в селе Крутинка, где уже учился мой брат Андрей. В 1937 году отца перевели в село Саргатка. В школе были разные кружки. На уроках труда мы работали топором и рубанком — делали табуретки. Нам с братом особенно нравилось заниматься авиамоделизмом. За 3—5 рублей выписывали из Омска почтой комплекты для конструирования моделей самолетов с резиновым моторчиком.

Отец много занимался нашим воспитанием, учил быть честными, не обижать слабых, помогать товарищам, не обижаться на замечания, а исправлять ошибки, начатое дело доводить до конца. Я искренне благодарен ему за эти наставления, которым старался следовать всю свою жизнь.

И вот наступил черный день. 22 июня 1941 года в 3 часа дня по омскому времени население собрали на митинг, где прослушали выступление по радио Народного комиссара иностранных дел В. М. Молотова о внезапном нападении Германии на СССР. Была объявлена всеобщая мобилизация. В школе открыли призывной пункт.

Нас, комсомольцев, разбили на группы по трое и обязали круглосуточно дежурить в комнате, где был установлен ламповый радиоприемник, записывать сообщения ТАСС о положении на фронтах, проводить информационные беседы с мобилизуемыми в Красную Армию. В первые дни было очень приподнятое настроение. Но вскоре стали поступать сведения об отступлении Красной Армии, захвате фашистами наших городов и населенных пунктов. Слушатели задавали нам вопросы: почему неделю назад в сообщении ТАСС говорилось, что Германия не нападет на Советский Союз — у нас с ней заключен договор, и он СССР выполняется. Почему же немцы нарушили его и почему Красная Армия отступает? Мы могли объяснить неудачи первых дней войны только внезапностью нападения. 3 июля 1941 года И. В. Сталин выступил по радио с обращением к советскому народу. Он говорил, что война будет долгой и жестокой, но враг будет разбит и Победа будет за нами.

В начале июля Саргатский райисполком принял решение о мобилизации неработающих граждан и подростков с 16 лет на работы в колхозы и на предприятия. Отец посоветовал мне идти на завод. Там я проработал до 1 октября, до начала занятий в школе. В 9 класс набралось человек 16—18. Многие ребята и девочки пошли работать на производство, в колхозы или поступили учиться в ремесленные училища и в школы фабрично-заводского обучения.

Учились по 8 часов. Усилилась военная подготовка, мы совершали марш-броски на несколько километров в противогазах и с макетами винтовок. Многие мальчики обращались в военкомат с просьбами об отправке на фронт. Военком разъяснял, что до 17 лет он не имеет права нас призвать в армию, говорил: война будет долгой, еще успеете, а пока набирайтесь знаний.

После окончания 9 класса во время каникул, которые длились до 1 ноября, я работал на заводе, а в сентябре и октябре вместе с заводчанами участвовал в уборке урожая. Позднее отец получил за мою работу в колхозе пшеницу и, по его словам, они с мамой зиму прожили со своим хлебом. В декабре 1942 года мне исполнилось 17 лет, а 2 января 1943 года я получил повестку о призыве в Красную Армию.
Был направлен в Ярославское военное интендантское училище. Я без энтузиазма встретил это известие, мне хотелось поскорее попасть на фронт.

В училище меня зачислили во 2-й батальон, 8-ю роту, 32-й учебный взвод. 23 февраля 1943 года в торжественной обстановке мы приняли воинскую присягу и с этого времени приступили к плановым занятиям.

Постоянно курсанты ходили в гарнизонные караулы, патрулями по городу. Даже охраняли конструкторское бюро А. Туполева.

Весной 1944 года человек 10 курсантов, комсомольцев и отличников учебы нашего батальона, в том числе и я, были приняты кандидатами в члены ВКП(б).

В июне того же года состоялся выпуск. Нам присвоили звания младший лейтенант интендантской службы.

Настроение было приподнятое, все мы стремились на фронт. Меня назначили в 81-й отдельный Гвардейский тяжелотанковый Холмский ордена Красного Знамени полк, который был укомплектован новейшими танками ИС-2.

В сентябре 1944 года полк в срочном порядке был передислоцирован по железной дороге из Тулы в Литву и вошел в состав 5-й армии 3-го Белорусского фронта. В ночное время танки переместились на позиции в район города Шталлупенен, а напротив через реку находился немецкий город Эйдкунен. 15 октября началось наступление войск фронта. Оборона немцев была глубоко эшелонированной, с железобетонными фортификационными сооружениями. Штурм продолжался 15 дней. В это время метеоусловия были очень плохие: сплошной туман, дождь, — поэтому авиация не могла существенно помочь. В результате ожесточенных боев на нашем участке пехота продвинулась на 5—7 километров. Из 20 танков, которые участвовали в прорыве, было выведено из строя 15. Пехотные части по приказу командования остановили наступление и перешли к обороне. Закопав танки, оборонялся и наш полк. Через некоторое время полк вывели на отдых и доукомплектование в тыл, а я был откомандирован в распоряжение отдела кадров начальника тыла 5-й армии и получил назначение в 262-й Неманский ордена Александра Невского стрелковый полк 184-й Духовщинской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова стрелковой дивизии на должность заведующего делопроизводством хозяйственной части. 14 января 1945 года началось наступление в Восточной Пруссии войск 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов с целью выхода на побережье и овладения городом и крепостью Кенигсберг. В феврале наши войска взяли города Инстенбург, Хайльсберг и другие населенные пункты. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин объявил войскам благодарность, в том числе и нашей армии. В этом же месяце фронт постигло печальное событие — командующий фронтом генерал армии И. Д. Черняховский был тяжело ранен и скончался в госпитале. Несколько раз полк в ходе операции принимал новые пополнения вместо выбывших из строя.
Однажды, когда я был в первом эшелоне в штабе полка, немецкое подразделение вклинилось в нашу оборону, окружило штаб. Мы упорно оборонялись, на помощь нам подоспело подкрепление, и фашисты были уничтожены или пленены. В моем представлении к награждению медалью «За боевые заслуги» было отмечено: «Младший лейтенант Лопарев во время отражения контратаки немцев в районе населенного пункта Кельгаз проявил мужество и отвагу. В бою товарищ Лопарев из личного оружия уничтожил двух солдат противника». Это была моя первая награда.

В марте дивизия с боями перерезала автобан Кенигсберг — Данциг, по которому фашисты получали подкрепление, и вышла на побережье Балтийского моря к заливу Фриш-Гаф. За разгром немецкой группировки юго-западнее Кенигсберга войскам, в том числе и нашей дивизии, была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. Полк начал принимать военнопленных и гражданских лиц, среди которых были не только немцы, но и русские, белорусы, украинцы, угнанные с оккупированных территорий. Все они должны были пройти проверку на предмет выявления предателей, полицаев и власовцев. Наши войска, ведя упорные бои, не могли длительное время овладеть крепостью и городом Кенигсберг. Стоял густой туман, пасмурная и дождливая погода. Авиация применялась кратко-срочно. И только 9 апреля войска после сильной артиллерийской подготовки, при поддержке авиации штурмом овладели Кенигсбергом.

Дивизия получила приказ двинуться к железнодорожной станции. Полки дивизии передали личный состав в маршевые роты и, имея только офицерский состав, ограниченную охрану, ездовых и прислугу артиллерии, с орудиями и лошадьми погрузились в эшелон. Пункт назначения не знал даже начальник эшелона. Перед майскими праздниками эшелон прибыл под Москву, на станцию Перово. Многие поняли, что это на войну с японскими самураями, которые совершали на границе много провокаций. Простояв около суток, двинулись на восток. Радиоприемник штаба полка ловил последние известия о продвижении советских войск на запад, о боях в Венгрии, Чехословакии, штурме Берлина. И вот незабываемый день: наш эшелон остановился на левом берегу реки Оби в окрестностях Новосибирска. Утром, открыв дверь, мы увидели, как местное население с красными флагами, транспарантами, с музыкой и песнями направлялось в город. Так мы узнали о капитуляции Германии и окончании войны. Все ликовали, обнимались, стреляли из личного оружия, стоящие на платформах спаренные зенитные пулеметные и артиллерийские установки тоже палили вверх. На радостях расстреляли все боеприпасы.

Поступило распоряжение приготовить праздничный обед, выдать всем по 100 г водки. Вот так мы встретили день Победы.



1 комментарий по теме “Мои жизненные дороги

  1. Сообщите пожалуйста, можно-ли связаться с Николаем Радионовичем Лопаревым?

Добавить комментарий